Информационно-аналитические материалы Государственной Думы

>>

АВ 2010г. Выпуск 2 Экономисты-теоретики проспали кризис

ФЕДЕРАЛЬНОЕ СОБРАНИЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Аппарат Государственной Думы
Аналитическое управление

Аналитический вестник
Выпуск 2

Экономисты-теоретики проспали кризис

(материалы дискуссии с 9 по 30 декабря 2009 года)


Серия: экономическая политика


Москва
2010

Аналитический вестник подготовили: Начальник Аналитического управления Аппарата Государственной Думы Белоусов А.Н., главный советник отдела аналитического сопровождения законодательства Аналитического управления Аппарата Государственной Думы, доктор экономических наук Айрапетян М.С.

Ответственный за выпуск: главный советник отдела аналитического сопровождения    законодательства Аналитического управления Аппарата Государственной Думы, доктор экономических наук Айрапетян М.С.
Тел.: 982-27-04,
Hi-com: 2-27-04,
e-mail: airapetianm@yandex.ru

Подписано к размещению в Фонде электронных информационных ресурсов Государственной Думы 11 января 2010 года.

При перепечатке и цитировании ссылка на настоящие материалы обязательна


Площадка дискуссии: Комментарии.ру. Агентство политических комментариев. Раздел:  (http://kommentarii.ru/theme.php).
Тема дискуссии:  (http://kommentarii.ru/theme.php?f=3&t=24206)
Время дискуссии: с 9 по 30 декабря 2009 года

Анонс темы: На открытии Первого российского экономического конгресса, организованного РАН, Министр финансов А.Л. Кудрин выступил с тезисом, что экономисты проспали кризис - не предупредили Правительство, не заметили финансовых пузырей, просмотрели угрозы, связанные с рисками, что современная экономическая наука требует другого уровня исследований. Ведь именно от экономистов государство ждет теперь ответов на многие заданные кризисом вопросы. И главный из них - как переходить к новой инновационной экономике, а государству и бизнесу - зарабатывать на ее преимуществах. Элита отечественной экономической мысли - на конгрессе впервые в новейшей российской истории собрались более 2,5 тысячи представителей институтов, образовательных учреждений, аналитических центров - отреагировала на критику болезненно. Чуть позже, рассредоточившись по многочисленным круглым столам , ученые постараются дать аргументированный алаверды министру. По словам директора ИЭ РАН Р.С Гринберга, упрек проспали кризис можно вернуть руководителям экономического блока Правительства, имеющего собственные аналитические центры. Мнение других экономистов особо и не интересовало, пояснил Гринберг.

Вопросы к дискуссии: Как можно прокомментировать озвученные на Конгрессе позиции А. Кудрина и Р. Гринберга? Как должно быть организовано конструктивное взаимодействие органов государственной власти и научно-экспертного сообщества? Можно ли будет в этом случае не проспать следующий кризис?

Автор темы: Айрапетян Мамикон Сергеевич, главный советник, заместитель Председателя Научно-экспертного совета по антикризисной политике Аналитического управления Аппарата Государственной Думы, доктор экономических наук (http://kommentarii.ru/user.php?id=4837)

Участники дискуссии: Белоусов А.Н., Айрапетян М.С., Аганбегян А.Г., Зарнадзе А.А., Дружный М.В., Дементьев В.Е., Панкратов А.В., Голанд Ю.М., Медведев П.А., Гринев Е.М., Алешкин А.М., Колосков А.И., Кувалин Д.В., Сенчагов В.К., Клейнер Г.Б., Зарипов Р., Варьяш И.Ю., Колташев В., Осин А., Абрамов А.Е.

Всего: 20 участников, 37 комментариев

Белоусов Александр Николаевич
     Начальник Аналитического управления Аппарата Государственной Думы, председатель Научно-экспертного совета по антикризисной политике Аналитического управления Аппарата Государственной Думы
 
  Уважаемые коллеги, друзья!

  Позвольте поблагодарить вас за участие в дискуссии по теме, имеющей важное значение для понимания сути происходящих событий, раскрывающей механизмы взаимодействия научно-экспертного сообщества и власти и, наконец, их ответственности за состояние и перспективы нашей экономики.

Полагаю, что эта тема в достаточной мере раскрыта в рамках прошедшей дискуссии, хотя и многие вопросы остаются открытыми, требуют дальнейшей проработки. Во всяком случае, на сегодняшний день можно уже говорить о скромной, но, все-таки, весьма полезной и продуктивной работе нашего Совета.

Конечно, деятельность нашего Совета будет продолжена и в 2010 году. По всем признакам, этот год не будет настолько неопределенным (во всяком случае, мы на это надеемся), как 2009 год. Хотя именно в этом году завершилась наиболее острая фаза кризиса, мне хотелось бы сделать следующее пояснение.

Завершение острой фазы кризиса не означает, что нам следует переименовать наш Совет - Научно-экспертный совет по антикризисной политике - на более соответствующее сегодняшним реалиям название. Мы все понимаем, что кризис в России - имеет более глубокие корни, является более системным.

Задача нашего Совета - обсуждать не только проблемы сегодняшнего дня, но и проблемы будущего российской экономики. Предлагать превентивные меры, смягчающие будущие кризисные явления. Полагаю, что антикризисная политика всегда актуальна и должна быть в поле нашего зрения.

Еще раз благодарю всех за участие в прошедшей дискуссии. Желаю в Новом, 2010 году всем вам, разумеется, и сотрудникам Комментарии.ру, и всем вашим близким здоровья, успехов и всяческих благ.  


Айрапетян Мамикон Сергеевич
     Главный советник, заместитель Председателя Научно-экспертного совета по антикризисной политике Аналитического управления Аппарата Государственной Думы, доктор экономических наук

 Фактор кризисного перелома (об итогах 2009 года)

 Подводя итоги 2009 года, большинство экспертов, ученых и политиков сходятся в одном: Россия прожила кризисный 2009 год успешнее, чем это ожидали в его начале . Одни с удивлением - Как это могло произойти? Опять повезло! - те, кто прогнозировал катастрофическое развитие событий, полный коллапс экономики, развал системы капитализма , мировой системы и прочее. Другие, напротив, с удовлетворением - Вроде как пронесло! Неужели это так? - те, кто был в полном замешательстве, остерегаясь того, что может в реальности произойти то, что прогнозировали первые. В чем же секрет такой метаморфозы? Ведь факт, что ничего особенно, никаких особых финансовых и вообще экономических преобразований не было сделано ни в национальных экономиках, ни в мировой экономике, а антикризисные меры сводились во всех странах, в том числе и в России только к простым финансовым вливаниям, и то лишь в банковскую сферу. И это все хорошо понимают. Если не сводить все к одному единственному и, в действительности, недостойному великой державы аргументу: повысилась цена на нефть и поэтому в 2010 году бюджетный дефицит будет меньше запланированного, и вообще все будет хорошо , то остается утверждать, что в 2009 году произошло нечто, что и явилось реальным фактором кризисного перелома .

Так, Президент РФ Д.А. Медведев главным итогом года назвал то, что мы выстояли, продолжили развитие и, на мой взгляд, заплатили относительно небольшую цену за тот международный кризис . Президент РФ также заявил, что без перехода к современной высокотехнологичной экономике мы не сможем никогда справиться с технологической отсталостью, не сможем изменить нашу экономику радикальным образом. И тогда мы будем в большей степени зависеть от той цикличности (не просто зависеть, а в большей степени зависеть , - М.А.), которой подвержена мировая экономика. При любом провале, при любом изменении мировой экономики, при любых даже неприятных каких-то небольших событиях, которые будут происходить, мы на них будет очень быстро реагировать . Безусловно, ключевым в данном контексте является постановка проблемы цикличности мировой, в том числе российской экономики . Так же считает и Председатель Правительства РФ В.В. Путин. Председатель Государственной Думы Б.В. Грызлов считает, что главный вызов 2009 года для нашей страны и практически для всего мира - это мировой экономический кризис. Помните, какие пессимистичные, удручающие прогнозы были год назад? Но мы не упали духом, сумели сконцентрировать силы, мобилизовать профессионалов... .

В том же контексте были подведены итоги политического года на заседании ЦСКП, об этом говорили также и ведущие российские политологи, социологи и культурологи на заседании секции Форума Стратегия 2020 . Так, Руководитель ЦИК партии Единая Россия А.Ю. Воробьев напомнил, что в начале 2009 года многие эксперты ожидали коллапса, краха экономики+ Но в течении года негативизм, тяжелые ощущения стали отступать . По словам генерального директора ВЦИОМ В.В. Федорова, негативная динамика закончилась в апреле-мае этого года, затем началась позитивная динамика , в отношении будущего у наших сограждан сегодня очень осторожная, но оптимистическая эмоция . Президент МФ ЭТЦ С.Е. Кургинян отметил, что руководителям страны удалось избежать слишком резких, опасных для государства преобразований - новой перестройки + При этом в обществе сформировался более трезвый взгляд на перспективы развития . Также образно высказался и Президент РСПП А.Н. Шохин, признав, что в конце 2008 года все (надо полагать, и сам А.Н. Шохин, - М.А.) ждали самого страшного - дефолтов, обвала экономики, банкротств, массовых увольнений. Реальность оказалась не столь ужасающей . В чем состоит ключевая причина того, что за прошедший год ситуация неожиданно изменилась?

Ситуация начала резко меняться, прежде всего, на идеологическом уровне (подтверждая тезис профессора Преображенского, что разруха у нас в головах ) уже в середине января 2009 года. Так, уже 16 января 2009 года на совещании в Кремле Б.В. Грызлов дал такую оценку ситуации: этот период, я думаю, он продлится для нашей страны не более года (речь шла об острой фазе кризиса, - М.А.), его можно считать переходным между оживлением экономики и бурным экономическим ростом . Такая оценка была публично озвучена Б.В. Грызловым 24 января в Татарстане, 18 февраля на I Славянском форуме в Брянске. Такой же подход к ситуации (как о периоде глобальной нестабильности ) был озвучен В.В. Путиным в Давосе 28 января, а 2 марта - А.Л. Кудриным (в контексте бюджета переходного периода ) и В.В. Путиным 28 июня на встрече с лидерами парламентских фракций ( 2010-2012 годы станут переходным периодом от острой фазы кризиса к диверсификации экономики и перевода ее на инновационный путь ). Именно о таком переходном периоде говорил И.И. Шувалов 16 сентября в Государственной Думе в рамках Отчета Правительства РФ об исполнении Программы антикризисных мер . Наконец, 19 октября 2009 года Б.В. Грызлов в статье На гребне волны... закрепил циклическое понимание экономики .

Вышеизложенное подтверждает (как бы не иронизировали по этому поводу скептики, а точнее, материалисты , придерживающиеся тезиса о первичности бытия ), во-первых, важность идеологии, психологического поведенческого настроя, своевременности принятия - и именно на высшем уровне управления - правильного решения и, собственно, четкой политической оценки ситуации, которые и приводят к перелому в ожиданиях на всех уровнях и во всех сферах деятельности, и, во-вторых, также, безусловно, важность, но, тем не менее, вторичность прикладных, антикризисных мер. Действительно, в конце 2008 и в начале 2009 годов обстановка представлялась абсолютно хаотичной, неясной, отсутствовала реальная, адекватная оценка происходящих событий, доминировала пессимистическая, апокалиптическая точка зрения на перспективы мировой и российской экономик. Однако, именно принятие на таком высоком государственном уровне циклического подхода (а трактовка текущей ситуации как переходного периода от оживления к подъему - это и есть циклический подход) и явилось фактором кризисного перелома со всеми вытекающими из этого позитивными последствиями. Какой бы не казалась такая оценка причин идеалистической, случайной, натянутой, это, тем не менее, является свершившимся фактом.

Таким образом, в действительности, текущий период развития мировой и российской экономик является не периодом мирового финансового или экономического кризиса , что следует из внециклических (в полном смысле понятий циклический и мировые экономические циклы , прежде всего, в отсутствие четкой структуры и длительности этих циклов) экономических моделей и основанных на таких моделях внециклической экономической политике и антикризисных мер , а переходным с 2007 по 2011 годы периодом (от оживления к подъему) текущего мирового экономического цикла с 1998 по 2032 годы. Именно на основе такой, циклической интерпретации текущего (переходного) периода в мировой экономике и экономике России, а также в целом мировых экономических процессов, Аналитическое управление Аппарата Государственной Думы еще в сентябре-октябре 2008 года спрогнозировало момент достижения этим кризисом циклического дна и, одновременно, циклического пика (перелома в текущем переходном периоде, а точнее, в малом мировом экономическом цикле) именно в середине сентября 2009 года, то есть завершение первой и острой фазы кризиса (так, ФРС США официально заявила о завершении рецессии именно 15 сентября, а И.И. Шувалов именно 16 сентября 2009 года).

Можно ли было, опираясь на такую концепцию, спрогнозировать эти процессы в их общих чертах намного раньше? Как это ни парадоксально, такой прогноз был дан еще в 1999 году в изданной автором (и, естественно, находящейся в РГБ) работе, в которой была представлена концепция мирового исторического процесса ( философия (всемирной) истории ) как единой системы мировых исторических - цивилизационных и экономических циклов. Именно в этой работе, которая также была направлена в соответствующие органы государственной власти (и с ней были ознакомлены конкретные должностные лица, в том числе и А.Н. Шохин), была представлена периодизация мировых цивилизаций и мировых экономических циклов. В частности, в этой работе были указаны основные характеристики и средняя длительность текущего мирового экономического цикла, включая периоды: нижнего равновесия с 1999 по 2003, роста с 2003 по 2015, в том числе оживления с 2003 по 2007, переходный период с 2007 по 2011, подъема с 2011 по 2015, верхнего равновесия с 2015 по 2019 и, наконец, спада с 2019 по 2032 годы. Поскольку эта работа была защищена в начале 2003 года в формате докторской диссертации в АНХ при Правительстве РФ, постольку вопрос о том, кто и как проспал еще и нынешний кризис, имеет вполне риторический характер.   


Аганбегян Абел Гезевич
     Заведующий кафедрой экономической теории и политики Академии народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации, академик РАН, член Научно-экспертного совета по антикризисной политике Аналитического управления Аппарата Государственной Думы

 О сроках выхода из мирового экономического кризиса
(из выступления на заседании Научно-экспертного совета по антикризисной политике 18 сентября 2009 года)  

  При рассмотрении динамики показателей в период кризиса всегда возникает один главный вопрос: есть ли свет в конце тоннеля, началось ли восстановление экономики?

Прежде всего, чтобы ответить на этот вопрос, давайте условимся о требованиях. Законодателем в ответах на подобные вопросы является Национальное бюро экономических исследований (NBER) США. Их исследование кризисных явлений в мире за длительный срок показало, что достоверные выводы о тенденциях можно делать, как минимум, опираясь на данные двух, следующих друг за другом кварталов.

Поэтому по стандарту NBER рецессией называют сокращение производства (минусовые приросты) в течение двух кварталов подряд. И все основные страны в официальных объявлениях о рецессии в своих странах придерживались этого требования.

Соответственно, чтобы определить, есть ли положительный тренд, идёт ли восстановление экономики, опять-таки надо наблюдать изменения хотя бы в течение двух кварталов. Попытки делать скоропалительные выводы на основе динамики одного или нескольких месяцев можно, но выводы эти должны быть предположительными. Часто во время кризиса после некоторого улучшения показателей следует более глубокий спад.

Исходя из этих стандартных требований, следует сказать, что по состоянию на сентябрь 2009 г. мы не можем достоверно констатировать о восстановлении экономики после кризиса ни по развитым странам мира, включая по отдельности все главные страны, ни по странам с переходной экономикой.

Единственными странами, где реально происходит подъем экономики после заминки в экономическом росте в результате кризиса, являются отдельные развивающиеся страны. В Китае во II и III кварталах наблюдается ярко выраженное ускорение экономического роста, и мы вправе говорить о постепенном восстановлении здесь докризисного экономического роста. В Индии такое улучшение относительно невелико, - десятые доли процента, которые вряд ли при таком анализе надо принимать во внимание.

Вместе с тем, все, кто предсказывает восстановительный рост и выход из кризиса, разумеется, не прогадают. Месяц, квартал или полугодие раньше или позже, восстановление обязательно будет.

В период кризиса обычно экономика после глубокого падения (скажем, на 11%, как в России) на этом дне задерживается, в отдельные месяцы или кварталы показывая меньшее снижение (в годовом выражении), например, на 8-10%, а в помесячной или квартальной динамике - фиксируя даже прирост по сравнению с худшим показателем на 1-3% и так далее.

И политические деятели, не обученные экономике, и желая обрадовать население тем, что дальнейшее падение не происходит, называют этот процесс копошения на дне - стабилизацией. Но, увы, стабилизация - это хорошее состояние, которое не может быть в зоне отрицательных или даже 0 приростов в сравнении с прошлым. Такой процесс надо называть не стабилизацией, а стагнацией или депрессией.

Конечно, со временем стагнация (депрессия) сменится оживлением, экономика восстановится. Ведь кризисы приходят и уходят, а экономика стран остаётся и развивается, в конечном счёте, на благо людей.

Аганбегян Абел Гезевич
     Заведующий кафедрой экономической теории и политики Академии народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации, академик РАН, член Научно-экспертного совета по антикризисной политике Аналитического управления Аппарата Государственной Думы

 О масштабах и ходе мирового экономического кризиса
(из выступления на заседании Научно-экспертного совета по антикризисной политике 18 сентября 2009 года)   

  Попробую вкратце проследить ход и основные черты глобального экономического кризиса, острая фаза которого началась ровно год назад. Это важно для того, чтобы оценить масштабы кризиса и, кроме того, понять, можно ли было все это спрогнозировать в какой-то мере.

Напомню, что 7 сентября 2008 г. обанкротилась одна из крупнейших в мире инвестиционных компаний - Lehman Brothers с активами более 700 млрд. долларов. Это событие резко ухудшило и без того полубанкротное состояние банковской системы отдельных развитых стран, продемонстрировала слабость и неэффективность всей финансовой системы капиталистического мира, принудила правительства стран бросить триллионы долларов на оказание незамедлительной помощи банкам и инвестиционным компаниям в этих странах.

Вслед за разразившимся глубоким финансовым кризисом сначала развитых стран мира, а затем всех других стран, началась рецессия экономики в США, Европе, Японии, и кризис стал общеэкономический, а затем и социальный, связанный со снижением реальных доходов и небывалым ростом безработицы. Этот всесторонний системный кризис стал общемировым, глобальным и впервые после знаменитого кризиса начала 30-ых гг., вошедшего в историю под названием Великая депрессия , валовой внутренний продукт всего мира стал сокращаться.

Кризис оказался не просто всесторонним и глобальным, но и небывало глубоким: ведущие фондовые рынки мира сократились в 2,5-5 раз; цены на нефть, газ и основное сырье снизились в 2-3 раза; во многих странах мира, прежде всего, в США и Англии, цены на жильё, недвижимость, землю сократились до 2 раз; промышленность просела на 10-20%, а в Японии - даже на 30%. Пока рецессия общественного производства в развитых странах и в большинстве стран с переходной экономикой идёт четыре квартала, но, вероятно, она продлится еще столько же.

В США и Еврозоне уровень безработицы достиг 10%, а в России, на Украине и в некоторых других странах с переходной экономикой вплотную приблизился к этой отметке.

При этом кризис сопровождается в развитых странах мира, а также в Китае, серьезной дефляцией и потребительских цен, и цен производителей, а в странах с переходной экономикой при значительном снижении цен производителей наблюдается высокая (13-15% - в России, Украине и Белоруссии) инфляция. Так что кризисная ситуация переросла в стагфляцию. Преодоление кризиса в условиях дефляции и, особенно, при высокой стагфляции крайне затруднено и поэтому, скорее всего, современный кризис будет весьма продолжительным и, возможно, перерастёт в длительную депрессию (стагнацию).

Финансово-экономическая и социальная ситуация в большинстве стран мира ухудшилась настолько, что потребовалось впервые после кризиса 30-ых гг. прошлого века прибегнуть к крупномасштабным антикризисным государственным программам.

В среднем на эти программы были направлены гигантские финансовые средства, составляющие обычно 10-15% от объёма валового внутреннего продукта соответствующих стран. Антикризисная программа США оценивается, например, в 2 трлн. долларов, европейских стран - более чем в 2 трлн. евро. В России объём средств, направленных на смягчение кризиса за год, включая кредитные средства, достиг 40% ВВП страны, из них более половины - десятилетние кредиты и безвозмездное финансирование.

Таково общее состояние дел. Поэтому подчеркну еще раз: современный кризис будет весьма продолжительным и, возможно, перерастёт в длительную депрессию (стагнацию).

Можно ли было это спрогнозировать? Полагаю, что да. Именно к тому, что мы имеем сегодня, вело все то, что мы, и в России, и в мире в целом, делали еще вчера. Поэтому всегда надо очень тщательно анализировать наши действия. В том, что мы делаем сегодня - истоки наших будущих проблем. Но этим часто пренебрегают.

Как предотвратить сильные кризисы в экономике России в будущем? Что надо сделать в первую очередь?

Надо признать, что в настоящее время весь мир стоит на распутье - предстоит принять крупные решения по регулированию финансово-экономической деятельности, предотвращающие возникновение подобных нынешнему кризису в будущем. Речь идёт о комплексе как международных мер, имеющих межстрановое значение, так и страновых мер с учётом особенностей финансовой системы той или другой страны.

Прежде всего, России и другим странам СНГ, подошедших к развилке дорог, предстоит сделать более серьёзный выбор. Экономическая и социальная политика этих стран в предшествующий период не решила структурных и институциональных проблем будущего развития этих стран. Из-за однобокости развития экономики, огромного отставания в технологическом и научно-техническом уровне, неразвитости рыночных институтов эти страны оказались наиболее уязвимыми для кризиса и откатились назад, по крайней мере, на 2 года, больше чем развитые страны, не говоря уже о развивающихся странах, которые продолжают движение вверх.

Не менее сложные проблемы стоят в этих странах и в социальной области: по преодолению бедности, по коренному сокращению разрыва в уровне жизни богатых и бедных, по сокращению увеличивающегося разрыва с другими странами по жилищной обеспеченности населения, а главное - по обеспечению значительного роста продолжительности жизни, сокращению показателей смертности в 1,5-2 раза в обозримый срок, по улучшению здоровья нации, в первую очередь, подрастающего поколения.

Необходимы крупные качественные преобразования во многих сферах: во владении собственностью, в развитии малого и среднего бизнеса, в техническом перевооружении основных отраслей хозяйства, в реформах финансовой системы и банков, а также в реформировании всей социальной сферы (особенно пенсионной системы, жилищно-коммунального хозяйства, здравоохранения и образования), в системном изменении взаимодействия центра, регионов и местного самоуправления и во многом-многом другом.

И до кризиса раздавались голоса о недопустимости приостановки движения страны к рынку, о необходимости последовательных рыночных преобразований, о диверсификации структуры общественного производства и экспорта и переходе к инновационному пути развития страны. Кризис со всей наглядностью показал острейшую необходимость скорейшего решения этих назревших проблем.

Мы откладывали их решение в течение 10 тучных годов. Даже с высокой двузначной инфляцией - тормозом нормального социально-экономического развития - мы не смогли справиться и вошли в нынешний кризис со стагфляцией. Дальше идти по такому пути нельзя. Нам нужно извлечь уроки из кризиса, наметить реальную, а не эфемерную программу действий на ближайшие годы и на более отдалённую перспективу. Даже более далекую, чем 2020 год. Будет такая программа, можно что-то предвидеть. Не будет, опять все проспим.


Айрапетян Мамикон Сергеевич
     Главный советник, заместитель Председателя Научно-экспертного совета по антикризисной политике Аналитического управления Аппарата Государственной Думы, доктор экономических наук

 Кто и как проспал циклический кризис 90-х годов XX века

 В конце 80-х XX века автором было показано, что, вопреки официально принятому мнению, экономика СССР функционировала (с самого начала его создания - в большей мере, и вплоть до его распада - в меньшей мере) в рамках средних режимов и ритмов мировых экономических циклов. При этом экономическая политика в СССР была направлена на решение, одновременно, трех основных задач: на преодоление пассивной (со времен Российской империи) зависимости от средних ритмов и режимов мировых экономических циклов и на активное включение на автономных условиях в средние ритмы и режимы этих циклов. И, наконец, на резкую деформацию, то есть изменение этих ритмов и режимов в целях реализации такой автономии.

Это означает, что сверхзадача экономической политики в СССР состояла, главным образом, в преодолении (как минимум, во временном подавлении ) экономических кризисов (прежде всего, экономического спада с 1917 по 1930 годы), которое было необходимо для проведения очередного этапа модернизации российской экономики (прежде всего, в рамках поэтапного экономического роста с 1930 по 1951 годы). Собственно, в этом и состояла главная цель построения социализма в отдельно взятой стране , которая и была в целом достигнута. Однако, это достижение оказалось пирровой победой , поскольку в итоге явилось ключевой причиной распада СССР в 1991 году - под грузом накопленной, подавленной ранее кризисной массы .

Именно такой сравнительно-исторический анализ экономических процессов и такой прогноз возможного развития событий в СССР был дан автором в конце 80-х годов XX века и официально (несмотря на сопротивление на ранних этапах) защищен им в формате кандидатской диссертации в НИИ планирования и нормативов при Госплане СССР в начале 1990 года. Фактически, ученый совет этого института, состоящий из крупнейших специалистов в области социалистической плановой экономики , не только (единогласно) принял такой подход, но и направил материалы в Совет Министров СССР для прикладного применения. Это - по поводу известной позиции А.Б. Чубайса, что в ту пору никто из экономистов не знал, что делать .

В случае принятия данной концепции (что, как известно, не произошло), следовало бы констатировать, что, начиная с 1985 года экономика СССР находилась не столько в состоянии системного, как это ошибочно считалось, а именно (мирового) циклического кризиса (хотя и с большим, чем мировая экономика, негативным критическим грузом накопленной, подавленной ранее кризисной массы ). Собственно, экономическая политика того периода и была направлена, так или иначе, на постепенную (не радикальную, а консервативную в традиционном понимании) адаптацию экономики СССР к циклическим процессам, на смягчение кризисных последствий и блокирование распада СССР. Поскольку понимались последствия такого распада.

Однако, по известным причинам (главным образом, политического противостояния между СССР и РСФСР), этого сделать не удалось, и в конце 1991 года произошел формальный распад единого геополитического и экономического пространства - распад СССР, что и вызвало такие значительные негативные для России последствия (мирового) циклического кризиса. Но после этого уже ничего практически нельзя было сделать - экономика находилась в свободном, неуправляемом падении в пропасть , поскольку находилась с 1989 по 1994 годы в переходном (между кризисом и депрессией) периоде (мирового) экономического цикла с 1964 по 1998 годы. А этот период - наиболее разрушительный период мирового экономического спада.

Таким образом, в условиях, когда экономика СССР находилась в состоянии циклического кризиса, на официальном уровне была принята иная концепция (Е.Т. Гайдара) - концепция перехода от социализма к капитализму, от планового к рыночному хозяйству, от централизованной к децентрализованной системе управления . Поэтому и неудивительно, что такой переход - от разрушенного старого к несозданному новому до сих пор никак не происходит, несмотря на все усилия. Согласно циклической концепции, такого перехода не может быть в принципе, поскольку не существует в чистом виде ни социализма , ни капитализма , ни планового, ни рыночного хозяйств, ни централизованной, ни децентрализованной систем управления.

Именно в результате принятия и реализации на официальном уровне такой переходной , а не циклической концепции экономического развития вообще (в частности, в ее авторской интерпретации, о которой было известно на соответствующем уровне), циклический спад 90-х годов прошлого века имел для России (как и ранее - для СССР) такие значительные негативные последствия с масштабными невосполнимыми потерями. Так проспали не только циклический кризис 90-х годов XX века, но и значительную часть населения страны, экономического и геополитического пространства, производственной и социальной инфраструктуры. Сложившаяся тогда цена на нефть не имела в таком контексте решающего, как это считается, значения.  


Айрапетян Мамикон Сергеевич
     Главный советник, заместитель Председателя Научно-экспертного совета по антикризисной политике Аналитического управления Аппарата Государственной Думы, доктор экономических наук

 О сложностях анализа и прогнозирования циклических процессов в экономике

  Принятые в экономической теории и практике управления внециклические и количественные, а именно, эмпирические методы анализа и прогнозирования экономических процессов и проведения экономической политики имеют, в действительности, предельно ограниченную область применения. Это связано с тем, что такие методы допускают, как минимум, двойственные и, как максимум, множественные, то есть в большинстве случаев взаимно противоречащие подходы к интерпретации экономических процессов, а также к проведению экономической политики. Иначе говоря, применение таких подходов выражается в (широко реализуемой в теории и практике управления) возможности интерпретации любого из периодов экономического развития и как периода подъема , и как, напротив, периода кризиса (в частности, в контексте дихотомии власть - оппозиция ) и проведения, соответственно, политики подъема или, напротив, политики кризиса .

Однако, применение противоположного, а именно, качественного, в целом нейтрального, равновесного - циклического подхода, в соответствии с которым интерпретация экономических процессов и проведение экономической политики осуществляются только в рамках мировых экономических циклов, имеет более сложный характер. Это связано тем, что в любом из периодов этих циклов системные циклические колебания значений экономических параметров включают множество различных локальных - как циклических, так и нециклических колебаний, то есть локальных и разнонаправленных повышений и понижений значений этих параметров. Именно такие колебания, которые отражают, в действительности, лишь улучшения или ухудшения значений тех или иных экономических параметров, ошибочно принимаются в традиционных экономических моделях и практике управления за системные, циклические экономические подъемы или экономические кризисы .

Наличие в любом из периодов мировых экономических циклов таких локальных колебаний, прежде всего, локальных экономических кризисов имеет важное прикладное значение и формирует один из базовых и универсальных парадоксов экономической политики. Данный парадокс состоит в следующем: посредством экономической политики невозможно одновременно полностью или даже частично преодолеть все экономические кризисы (в действительности, лишь локальные нециклические или циклические колебания - ухудшения или улучшении значений отдельных экономических параметров). Это связано с тем, что с принятием мер против одного экономического кризиса (точнее, локальных ухудшений значений одних экономических параметров) происходит в то же время (или с определенным лаговым запаздыванием) вход объектов этих мер в другой экономический кризис (точнее, локальные ухудшения значений других экономических параметров).

Именно такое отождествление локальных нециклических или циклических колебаний (улучшений или ухудшений) значений экономических параметров, которые происходят, очевидно, в течение всего мирового экономического цикла (в периоды равновесия, роста и спада), с их системными циклическими колебаниями и приводит к ошибочным выводам о перманентности экономических кризисов , о непрерывном нахождении любой - крупной или малой экономической системы в состояниях экономического кризиса . Именно такой подход и ведет к широко распространенным, но в принципе ошибочным выводам о безрезультативности и поэтому - о необходимости сведения до минимума экономической политики, главным образом, значения и роли государства в косвенном и, тем более, в прямом регулировании экономики. Наконец, к аналогичному ошибочному выводу об отсутствии любых и, тем более, периодических экономических циклов.

Таким образом, отсутствие теоретических возможностей для трактовки экономических процессов в рамках мировых экономических циклов, то есть определения характеристик и длительности отдельных этапов этих процессов, в том числе их переломных моментов ( циклического пика или циклического дна ), и является одной из причин множественной и произвольной как интерпретации этих периодов, так и проведения экономической политики. Более того, это является также и основной причиной аналогичной трактовки отдельных прошлых или текущих периодов экономического развития (всемирной истории в целом) как случайных, ошибочных или как периодов хаоса (отсутствия какого-либо порядка). Собственно, это и определяет вторичное, или прикладное и более или менее адекватное применение количественных методов анализа и прогнозирования этих процессов лишь в сфере текущей, предельно краткосрочной и оперативной экономической политики.

Очевидно, что в таких условиях можно не только благополучно проспать любой циклический экономический кризис, любые поворотные моменты циклических процессов, но и спокойно бодрствовать в состоянии циклического подъема, даже об этом не догадываясь. Именно такая неоднозначная ситуация, вызывающая противоречивые оценки, и сложилась в настоящее время, а вышеизложенный подход и является главной причиной некорректности трактовки в мировой и российской теории и практике управления текущего состояния мировой и российской экономик как мирового финансового или экономического кризиса или (в зависимости от той или иной методологии) мировой экономической рецессии . Тогда как, в действительности, текущий период развития мировой и российской экономик является переходным с 2007 по 2011 годы периодом (от оживления к подъему) текущего мирового экономического цикла, который начался в 1998 году и завершится в 2032 году.   


Аганбегян Абел Гезевич
     Заведующий кафедрой экономической теории и политики Академии народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации, академик РАН, член Научно-экспертного совета по антикризисной политике Аналитического управления Аппарата Государственной Думы

 О возможности второй волны кризиса
(из выступления на заседании Научно-экспертного совета по антикризисной политике 17 июня 2009 года)   

  С точки зрения сегодняшнего дня, меня очень волнует, что Центральный банк не готовится ко второй волне кризиса и считает, что вообще такой волны не будет и банки сами как-то справятся. Но как бы не проспать и этот кризис!

Дело же не в банках, а дело в тех, кто отдаёт кредиты. Кредит можно отдать, лишившись оборотных фондов, лишившись денег на дальнейшее развитие и так далее. Суды, естественно, встают сейчас на сторону кредиторов, а не заёмщиков. Все судебные дела заёмщики проигрывают. Это ставит промышленность в ужасное положение. А если невозврат будет 20-30%, как многие профессионалы считают?

Несколько слов о реальном состоянии промышленности.

Так, в нормальный квартал, хороший, прибыль всех предприятий и организаций страны - два триллиона рублей. Можно возвращать кредит, главным образом, конечно, из этой прибыли. Сумма кредитов, которые должны мы, наши предприятия и организации нашим банкам превышает 13 триллионов. Половина кредитов больше одного года, но половина всё-таки меньше. Значительная часть кредитов падает на осень 2009 года С четвёртого квартала 2008 года прибыль в целом у предприятий и организаций страны отсутствует.

Сумма убытков предприятий и организаций страны превысила прибыль и финансовый результат - чистый убыток (за вычетом прибыли) 444 миллиарда рублей. Первый квартал этого года - небольшая прибыль, ниже убытка четвёртого квартала 2008 года. Может быть, к четвёртому кварталу 2009 года какая-то прибыль появится, но небольшая. А ведь есть ещё большие долги иностранным инвесторам, есть задолженность поставщикам, рабочим+ Но из чего отдавать деньги-то?

Посмотрите, опрос в промышленности показывает (у нас же проводятся опросы), что им отдавать деньги неоткуда. Поэтому сумму невозвратов многие называют 20, многие - 25, иностранные эксперты - за 30. Они сходятся во мнении, что будет невозврат. Капитал банка - это примерно 17% невозврат (весь капитал банка).

Поэтому существует очень серьёзная возможность второй волны кризиса. И не столько даже для банков она серьёзная, сколько для предприятий. И даже если она не будет столь высокой, надо к ней, все-таки, серьёзно готовиться, а не когда она наступит, панически опять бросать триллионы, чтобы это не привело опять к массовым банкротствам.

Надо сейчас проработать план, иметь резервы. Не будет этой волны, высокой волны - слава богу. Эти резервы пойдут на другое хорошее дело. Но легкомысленно относиться к таким вещам нельзя, тем более, что профессиональные эксперты это предсказывают. А потом скажут: почему не предупредили!

В заключение хочу сказать, что могло быть хуже. Да, я не исключаю, что дно ещё не пройдено, но пока, как видите, дела обстоят не так плохо, как было в 1998 году. Я уже не говорю про предшествующие годы.


Аганбегян Абел Гезевич
     Заведующий кафедрой экономической теории и политики Академии народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации, академик РАН, член Научно-экспертного совета по антикризисной политике Аналитического управления Аппарата Государственной Думы

 О цене выхода из кризиса и политике Министерства финансов и Центрального банка
(из выступления на заседании Научно-экспертного совета по антикризисной политике 17 июня 2009 года)   

  Какова цена выхода из кризиса? Какую цену мы заплатили за то, что кто-то спал в докризисный период? Еще несколько слов о том, как наши Министерство финансов и Центральный банк проворонили кризис .

Если вы помните, основное повышение резервирования для банков со стороны Центрального банка было тогда, когда кризис шагал по миру. Тогда когда нужно было ликвидность отпускать, Центральный банк до последнего повышал резервную ставку и довёл её до каких-то астрономических величин - 8,5%. То есть Центральный банк сделал всё, чтобы в кризис коммерческие банки вошли с минимумом ликвидности. А кризис ещё ударил по ним. Поэтому пришлось так быстро накачивать крупные банки деньгами, потому что до этого у них выкачивали деньги.

Ставка рефинансирования. Хотя она у нас не играет большой роли, зачем её трижды повышали? Это, ведь, безусловно, знак всем повышать ставки - и началась гонка процентных ставок вверх, что углубило кризис для предприятий и организаций, для страны.

Теперь я считаю, что из 5,9 триллионов, которые были даны в октябре-ноябре 2009 года, не менее половины можно было расходовать. Не нужно было 4 триллиона давать банкам, в основном - государственным - у них ещё были возможности изыскать средства. Это - крайне неэффективно. Во-первых, большая часть средств была дана в виде 35-дневных кредитов. Что такое 35 дней кредитов? Вы не можете это использовать для кредитования промышленности. Не случайно сейчас отказались от таких кредитов и дают их на 1 год - на 365 дней. Сейчас разумная политика. Правда, мы сильны задним умом . Всегда легко спустя проанализировать и покритиковать. Но это тоже нужно.

Самое ужасное - это сколько денег истратил Центральный банк на плавное снижение курса. Он истратил больше 100 миллиардов долларов золотовалютных резервов. Ведь золотовалютные резервы наши сократились на 200 миллиардов, как вы знаете. Они дошли до 597 млрд. долл. в августе. Плавно сошли до 386. Большая часть средств пошла валютным спекулянтам. Баснословные суммы.

Ни одна сторона мира, по-моему, ни копейки на девальвацию не истратила своих валют. Ведь доллар вырос отнюдь не по отношению к рублю. Он вырос по отношению ко всем валютам. Мы посмотрите, что с фунтом стерлингом делается. Он был 2 доллара. Дошёл до 1,4. Там ни копейки не истратили на это. Многие страны как Армения, Казахстан просто в один день провели 25 процентную девальвацию. Без всякой паники. Возможно, в России какие-то средства надо было истратить на девальвацию, но не 100 миллиардов долларов. Во всяком случае, это не стоило 100 миллиардов долларов или 120.

Дело в том, что девальвация была 55%. С 23,5 до 37,5. В начале-то никто же не знал, где он остановится. Когда провели девальвацию, дальше действовали очень умело, объявив бивалютную корзину. Вся дальнейшая практика была очень квалифицированно сделана. Курсовая сейчас политика ведётся нормально. Жалко 100 миллиардов, по правде говоря. 100 миллиардов - этих средств достаточно, чтобы технически перевооружить основные отрасли народного хозяйства. Если дать эти 100 миллиардов на строительство дорог, вы представляете, какой это могло бы иметь эффект и так далее.

То, что дали лишние деньги, по-моему, всем стало ясно. Даже наши руководители выступали и говорили, что эти суммы, которые мы дали, отдельные банки перевели на иностранные счета, купили доллары. Наверное, у них были какие-то основания это говорить.

Далее. Мне кажется, Центральный банк недостаточно занимается процентной ставкой банков. То, что творят наши банки с процентными ставками, в какое положение они поставили промышленность этими ставками, сколько сотен тысяч фирм малого бизнеса разорены, так как меньше, чем за 25% им кредиты не давали, пока (спустя полгода, когда многие разорились) не вышли специальные постановления по малому бизнесу. Десятипроцентная маржа банков - это просто беспредел, и Центральный банк мог бы регулировать, в том числе и госгарантиями.

Но допускать, чтобы средняя процентная ставка зашкаливала за 20 процентов в кризис - это безумие. В ужасное положение поставил Центральный банк всю промышленность, весь реальный сектор нашей экономики.

Ещё одно решение Центрального банка мне очень не симпатично. Это то, что они выбрали время кризиса, чтобы ликвидировать из-за недостаточности капитала несколько сот малых банков, причём большинство из этих банков (мы смотрели поимённо) это те банки, которые выжили в кризис 1998 года, это те банки, которые сейчас выживают. Зачем их принудительно ликвидировать? Как правило, они в маленьких городах. Если вы хотите их ликвидировать, ну, выберите другое время, не в кризис же. Говорят, что многие из этих банков занимаются обналичкой и так далее. Хорошо, кто безобразничает, надо их ликвидировать. Но зачем это надо было делать общим решением? Я не понимаю.

Надо сказать, что банковское сообщество категорически против этой меры и на банковском съезде резолюция принималась. Но её ни Центральный банк, ни Министерство финансов даже серьёзно обсуждать это не стали. А это ещё один удар по малому бизнесу, который именно малые банки частично кредитовали.


Аганбегян Абел Гезевич
     Заведующий кафедрой экономической теории и политики Академии народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации, академик РАН, член Научно-экспертного совета по антикризисной политике Аналитического управления Аппарата Государственной Думы

 О переломном значении кризиса
(из выступления на заседании Научно-экспертного совета по антикризисной политике 18 сентября 2009 года)   

  Кризис развивался вширь и вглубь с таким размахом и быстротой, что произвел переворот в экономическом мышлении. Большинство людей в рыночных странах до этого верили в эффективность рынка, придерживались либеральных взглядов о всесильности, саморегулируемости рыночных институтов, об ограниченной роли государства в регулировании экономикой.

И вдруг созданные мифы о выгодности ипотеки, о необходимости всемерного развития потребительского кредита, о высокой полезности деятельности крупных инвестиционных фирм и гигантских банков в одночасье рухнули, и дружный хор голосов стал призывать государства национализировать банкротящиеся банки и инвестиционные компании, помочь отсрочить и смягчить выплату ипотечных кредитов. Все стали обвинять грантов мировой финансовой системы в одностороннем стремлении к наживе, в пренебрежении общественных интересов, обвинять их в развязывании этого кризиса.

Политические партии многих стран стали требовать резкого ужесточения государственного регулирования финансовых рынков, валютных курсов. Стали раздаваться даже голоса о необходимости демонополизации и разукрупнения бывших столпов финансового мира таких как - Goldman Sachs, CitiBank и др. В ряде стран, где кризис стал перерастать в экономическую катастрофу, стали требовать смены правительства страны, и в десятке стран, как следствие кризиса, правительства были вынуждены уйти в отставку. Разразился политический кризис. Драматизм этих событий не имеет аналогов в прошлом.

Он заставил задуматься об эффективности мировой финансово-экономической системы в целом и финансово-экономической системы каждой страны в отдельности. Впервые, пожалуй, в полный голос заговорили о недопустимости отрыва финансового движения средств от развития общественного производства, о неправомерности бесконтрольной торговли производными ценными бумагами, о необходимости резкого ужесточения законодательств по ипотеке, кредитам, банковской и инвестиционной сферы, о необходимости регулирования межстранового перетока капитала, о финансово-экономической деятельности наднациональных корпораций, которую нужно поставить под контроль и так далее.

Главное, что при этом выяснилось, что бывшие лидеры мира - 7 ведущих развитых стран - не способны решать мирохозяйственные проблемы. Поэтому впервые родилась и получила всеобщее одобрение инициатива о принятии коллективных решений и координации действий не 7-8, а, как минимум, 20 стран мира, включая в их число наиболее крупные развивающиеся страны, - Китай, Индию, Бразилию и др. Это тем более нужно было сделать, что наиболее устойчивыми к последствиям глобального финансово-экономического кризиса оказались именно развивающиеся страны.

В отличие от развитых стран мира и стран с переходной экономикой в развивающихся странах дело не дошло до рецессии общественного производства. В целом динамика валового внутреннего продукта всех развивающихся стран только замедлилась с 5,5% в год до 2% в кризисном 2009 г.; в Китае ожидается рост - 8 %, в Индии - более 6%, в Бразилии - около 1%. Уже со второй половины 2009 г. в развивающихся странах началось достаточно быстрое восстановление потерянных темпов экономического развития. Да и безработица в этих странах, прежде всего в Китае, не сильно выросла, составив 4,3% в этом году.

Так что развивающиеся страны - и в первую очередь Китай и Индия - становятся основным локомотивом вывода всего мира из рецессии. В связи с этим их роль в мирохозяйственных связях значительно возросла. Вдруг всем стало ясно, что без развивающихся стран нельзя всерьез решить ни одной общемировой финансовой или экономической проблемы. Именно в кризис произошел наметившийся до этого сдвиг сил, средств и влияния в пользу развивающихся стран. Они, а не развитые страны мира, пожалуй, впервые стали лидерами, оказывающими наибольшее влияние на темпы социально-экономического развития всего мира.

Кризис коренным образом изменил социально-экономическую ситуацию в мире, причем - изменил неожиданно, вдруг и в кратчайший срок. Из этого надо сделать серьезные выводы. Чтобы в следующий уже не было бы этого вдруг .   


Аганбегян Абел Гезевич
     Заведующий кафедрой экономической теории и политики Академии народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации, академик РАН, член Научно-экспертного совета по антикризисной политике Аналитического управления Аппарата Государственной Думы

 Об усыпляющем благоприятном докризисном развитии
(из выступления на заседании Научно-экспертного совета по антикризисной политике 18 сентября 2009 года)   

  Уместно вспомнить, что в докризисный период, в последние 10 лет развитые страны мира довольно стабильно росли: США - по 2,5-3% в среднем в год, Еврозона - по 2-2,5%. Причём, этот рост был высокоинтенсивный, с преобладанием высокотехнологичных, наукоёмких, инновационных отраслей. Рост сопровождался прогрессивными структурными сдвигами в сторону информационной технологии, биотехнологии, здравоохранения, подъёма экономики знаний, наращиванием усилий и в науке, и в образовании.

На глазах улучшалась инфраструктура, поражали масштабы строительства высокоскоростных автомагистралей и железных дорог, преимущественно развивалась и укрупнялась трансконтинентальная авиация. Одновременно осуществлялось крупное жилищное строительство и обеспечивался небывалый подъём потребления разнообразных благ и услуг в развитых странах мира. Основной показатель уровня экономического развития - валовой внутренний продукт на душу населения - в развитых странах превысил минимум в 20 тыс. долларов США, а в восьмерке ведущих государств - даже 30 тыс. долларов США. Средняя продолжительность жизни в развитых странах вплотную подошла к 80-летнему рубежу, а в ряде стран даже перешагнула его. Так что серьёзно поднялся и индекс социального развития.

Ещё лучше шли дела в развивающихся странах. Их валовой внутренний продукт в среднем в год рос вдвое быстрее, чем в развитых странах, - по 5,5-6% в год. Лидировали здесь Китай (12-13% в год) и Индия (8-9% в год). Этот рост происходил с акцентом на технологическое развитие. Приток капитала в развивающиеся страны, по данным Всемирного банка, каждые два года удваивался и в 2007 г. превысил 1 трлн. долларов. В массовом масштабе здесь строились современные предприятия, и все большая доля инновационной продукции и услуг стала концентрироваться в развивающихся странах.

Китай, как известно, стал одним из крупнейших в мире производителей современной автомобильной техники, персональных компьютеров, многих видов современного оборудования, самостоятельно запуская в космос спутники и космонавтов. Индия вышла на второе место по экспорту математических программ, развив гигантскую индустрию оффшорного программирования. Многими научно-техническими достижениями может похвастаться и Бразилия, которая легче других латиноамериканских стран переживает кризис. Удивляет огромный научно-технический и образовательный взлет Арабских Эмиратов, прежде всего, Дубаи.

После трансформационного кризиса 90-ых гг., связанного с развалом Советского Союза и СЭВа, постсоциалистические страны тоже стали быстро наращивать свою экономическую мощь и благосостояние людей. В последнее 10-летие среднегодовой рост ВВП превысил 7,5%, а реальные доходы на душу населения увеличивались по 8-9% в год. Вдвое быстрее производства росли инвестиции, и экономическая мощь стран СНГ, прежде всего России, за 10-летие, предшествующее кризису, удвоилась.

К сожалению, этот быстрый социально-экономический рост после трагических событий трансформационного кризиса, когда уровень производства и благосостояния сократился вдвое, не сопровождался столь же значительными подвижками в прогрессивном изменении структуры общественного производства, наращивания высокотехнологических, наукоемких сфер экономики, роста интеллектуального потенциала. Прогрессивные сдвиги, разумеется, происходили, но медленнее, чем в развитых и в развивающихся странах. И только в последние годы стал намечаться определённый перелом, и движение ускорилось.

Но кризис застопорил все эти изменения.   


Аганбегян Абел Гезевич
     Заведующий кафедрой экономической теории и политики Академии народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации, академик РАН, член Научно-экспертного совета по антикризисной политике Аналитического управления Аппарата Государственной Думы

 О политике Центрального банка в докризисный период
(из выступления на заседании Научно-экспертного совета по антикризисной политике 17 июня 2009 года)   

  Наш Центральный банк один из единственных, на который возложена задача снижения инфляции. А он не может её решить в принципе, потому что ни от него это зависит.

Главный источник инфляции - это бюджет. В последние 4 года, включая первые 3 квартала 2008 года, расходы консолидированного бюджета и внебюджетных государственных фондов росли по 35% в номинале в год, в то время, как физический объём ВВП рос по 7-8%.

Понятно, что это - главный источник инфляции, ибо консолидированный бюджет - это 40% валового продукта. Если он растёт по 35%, колоссальные деньги впрыскиваются в хозяйство и никаким сокращением ликвидности за счёт кредита, доля которого в 2 раза меньше или ещё каким-то образом, вы их не вытесните.

И поэтому по 40% в среднем каждый год росла расширенная денежная масса - агрегат М-2. Плюс - большой прирост кредитной массы денег. Ещё плюс - приток валюты и печатание денег для её скупки. В 2007 году 170 миллиардов долларов купил Центральный Банк валюты. За три квартала 2008 года - ещё около 130 миллиардов.

Поэтому у нас такая высокая инфляция.

Центральный банк можно критиковать за то, что он не имел достаточной самостоятельности, мужества и не ставил вопрос о недопустимости такого рода бюджетных расходов. Ибо специалисты Центрального банка это понимали лучше Минфина и других, к чему это ведёт, как специалисты в области денежного обращения.

А вот Федеральная резервная система США, кроме поддержки валюты, о чём здесь говорилось, имеет своей главной задачей - вообще содействие социально-экономическому развитию страны. И это общая задача центральных банков.

И в этом отношении наш Центральный банк тоже может очень многое сделать. В том числе и для того, чтобы не проворонить следующий кризис.   


Аганбегян Абел Гезевич
     Заведующий кафедрой экономической теории и политики Академии народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации, академик РАН, член Научно-экспертного совета по антикризисной политике Аналитического управления Аппарата Государственной Думы

 О том, как проворонили кризис
(из выступления на заседании Научно-экспертного совета по антикризисной политике 17 июня 2009 года)   

  У меня складывается впечатление, что и Министерство финансов, и Центральный банк приход кризиса в Россию проворонили .

Они, видимо, не следили хорошо, что происходило в 2007-первой половине 2008 годов на мировых рынках, не сделали необходимых выводов. С конца 2006 года в США начался ипотечный кризис. В середине 2008 года всё было ясно, что это - мировой кризис, и он уже пришёл в Европу.

Было время подготовиться. Начать разрабатывать антикризисный план. Нельзя же всего за два дня решать вопрос о том, чтобы дать тем-то или тем-то триллион. Понимаете? Триллион - это сумма рублей, которой нельзя швыряться.

Нужны серьёзные обоснования, превентивные меры. А их у нас не было. Мы швырнули 5,9 триллиона за два месяца - за октябрь и ноябрь. Без всякой подготовки, отдельными решениями, без общего перечня, без какого обоснования, без каких-то условий.

Ни одна страна так не делала. Америка с чего начала? План Полсена. Наверное, некоторые из присутствующих держали его в руках, просто сам план. Ведь это вот. Это же посмотреть, какой за этим труд. В Конгрессе они всё обсудили, экспертов привлекли и так далее.

Ничего подобного в России не было.

Решения принимались на первом этапе правильные с точки зрения их направленности, но скоропалительные. С точки зрения объёмов - явно излишние. Решения принимались без каких-то условий. Но взяли, кинули триллион рублей, скажем, Сберегательному банку, не потребовав ни сокращения персонала, ни прекращения платить бонусы, ни снижения дивидендов, ни что-то ещё. Ну как так можно?

Правда, потом произошло ещё худшее - дали Абрамовичу 2,2 миллиарда долларов без условий, чтобы он продал две свои яхты. Он в это время заказал самую большую в мире, самую длинную яхту за 390 миллионов долларов. Он купил имение за десятки миллионов долларов на острове в Карибском море. Именно в это время, когда он с протянутой рукой пошёл для своей фирмы (частной фирмы) брать 2,2 млрд. долл. у государства. Ну, как так можно?

Когда президенты Крайслера , Дженерал моторса и Форда пришли в Конгресс просить деньги, их же не пропустили и сказали: Вы сначала идите и продайте свои частные самолёты - раз. Второе. Вы ограничьте свои зарплаты - не более оклада Президента США. Третье. Вы откажитесь от бонусов и дивидендов, а потом приезжайте, мы только тогда с вами начнём говорить .

Вот первое было условие. И это же всё было обнародовано.   


Зарнадзе Альберт Александрович
     Заместитель заведующего кафедрой институциональной экономики Государственного университета управления, доктор экономических наук, профессор, член Научно-экспертного совета по антикризисной политике Аналитического управления Аппарата Государственной Думы

 О необходимости пересмотра методологии экономического анализа  (выступление на заседании Научно-экспертного совета по антикризисной политике 30 ноября 2009 года)   

  Я хочу высказать мнение, которое может показаться слишком категоричным.

Речь идет о том, что все то, о чем мы сейчас наговорили, уйдет в песок, потому что мы все это говорим, исходя из старой методологической основы. Речь идет о том, что сегодня должны быть предприняты серьезные меры, чтобы существенно поднять теоретическую базу нашей экономической науки, а это - Институт экономики РАН, Центральный экономико-математический институт РАН и так далее.

Без создания новой платформы экономики нам не продвигаться вперед, нужно совершенно новое видение этой проблемы, целостное видение этой проблемы. Речь идет о том, что экономику невозможно распознать в рамках собственных категорий, экономику можно распознать только в сфере социально-экономической политики, духовно-нравственной политики, они задают ориентиры для экономической политики, а сейчас все происходит наоборот.

Нельзя не дифференцировать народнохозяйственные интересы, макроэкономические интересы, микроэкономические интересы. Хозяйствующие субъекты на сегодняшнем уровне развития методологии никогда не пойдут на инновационное развитие, потому что нет стыковки между интересами макроэкономики, микроэкономики, между национальной политикой. Бизнес пока еще не стал (понятно, в определенно степени) носителем государственных, общественных интересов.

И совершенно неясным является для сегодняшних потребностей и общественного развития понимание управления: управление понимается слишком узко, как управление только экономической системой. Тогда как, на самом деле, система управления в обязательном порядке должна быть сбалансированной, сбалансированной с точки зрения духовности, с точки зрения социального развития, с точки зрения финансового развития и так далее. Только сбалансированность системы управления может дать положительный результат.

И, наконец, самое главное: место и роль человека в модернизации, в экономическом развитии. Если роль и значение человека останутся на том же уровне, на каком они находятся сейчас, то никаких успехов нам не видать в ближайшей перспективе. Это мое глубокое убеждение.

И как бы это ни было романтично: экономика должна быть нравственной, к этому надо стремиться. Иначе, никакое развитие, никакая модернизация, никакое взаимодействие науки и власти не будут иметь никакого положительного смысла.   


Белоусов Александр Николаевич
     Начальник Аналитического управления Аппарата Государственной Думы, председатель Научно-экспертного совета по антикризисной политике Аналитического управления Аппарата Государственной Думы

 О взаимодействии научно-экспертного сообщества и власти
( из выступления на заседании Научно-экспертного совета по антикризисной политике 27 мая 2009 года)   

  Несколько слов о целях и задачах Научно-экспертного совета по антикризисной политике.

В практике нашей работы мы сталкивались очень часто с теми трудностями, которые связаны с отсутствием реально необходимых предложений, которые могли бы выработать наиболее видные ученые, специалисты, эксперты в тех или иных отраслях экономики. Прежде всего, это относится к экономической политике, бюджетной и кредитно-денежной политики, банковской деятельности.

Как Вам известно, раньше, в СССР, ни одно серьезное решение на высоком уровне не принималось без предварительного обсуждения в рамках научно-экспертного сообщества. К сожалению, в настоящее время эта правильная практика нарушена. Полагаю, что ее надо восстановить.

Поэтому для выстраивания эффективной работы, для того чтобы вырабатывать те предложения, которые могли бы ложиться в основу той законодательной деятельности, которую осуществляет Государственная Дума, принято решение о создании нашего Научно-экспертного совета по антикризисной политике, состоящего из ведущих ученых, экспертов и специалистов нашей страны по самому широкому кругу экономических проблем.

Это позволили бы нам более четко, правильно и эффективно формулировать те аналитические материалы и предложения, которые мы представляем как депутатскому корпусу, так и Председателю Государственной Думы Б.В. Грызлову. И это является одной из основных целей нашего Совета. Ваше мнение нам очень важно. Надеюсь, что нам удастся максимально эффективно использовать все наши возможности для решения поставленных перед нами задач.

В целях открытости и оптимизации деятельности нашего Совета, широкой доступности материалов Совета в Фонде электронных информационных ресурсов Государственной Думы Интранет в разделе Информационно-аналитические материалы о деятельности Государственной Думы создан специальный сайт - Научно-экспертный совет по антикризисной политике при Аналитическом управлении Аппарата Государственной Думы .

К этому Сайту уже имеют оперативный доступ более пяти тысяч пользователей: в Администрации Президента Российской Федерации, в Совете Федерации, в Государственной Думе, в Правительстве Российской Федерации, в региональных органах власти. Это достаточно важный ресурс.

Мы предполагаем размещать в оперативном режиме - помимо протоколов и отчетов о заседании Совета, различные материалы по экономическим вопросам, в том числе материалы членов Совета, которые мы будем считать необходимыми для того, чтобы ознакомить указанные органы федеральной и региональной власти. Это тоже немаловажный ресурс, который позволит нам более эффективно работать...

Несколько слов об ожидаемых результатах нашего Совета, о том, что мы надеемся получать по итогам заседаний Совета. Главное - мы должны достаточно оперативно формулировать необходимые предложения по государственной антикризисной политике, реализации поставленных задач по модернизации нашей экономики и переходу к инновационной модели развития.

В этой связи целесообразно выделить два основных направления деятельности нашего Совета.

Первое направление - это дискуссии и выработка теоретических моделей о фундаментальной природе, причинах и последствиях текущих кризисных событий в мировой экономике и в экономике России, условиях поэтапного перехода экономики России на новую, инновационную модель развития, повышении ее роли в мировой экономике. Вы все хорошо понимаете, что адекватная теоретическая модель является ключевым условием действенности принимаемых и реализуемых на практике мер.

И второе направление - это дискуссии и выработка прикладных предложений и рекомендации в области государственной антикризисной политики, то есть предельно конкретных мер антикризисной экономической, в том числе бюджетной, денежно-кредитной, промышленной, отраслевой, внешнеэкономической политики по преодолению или смягчению текущих и будущих кризисных явлений в экономике России, поэтапному переходу к сбалансированной структуре экономике России.

При этом следует подчеркнуть, что главная особенность нашего Совета заключаться в том, что все выработанные концептуальные и прикладные предложения будут напрямую докладываться Председателю Государственной Думы Б.В. Грызлову. И материалы каждого нашего заседания будут оформлены в виде доклада, который будет передан лично мной Председателю Государственной Думы Б.В. Грызлову.

Такие доклады мы будем составлять по итогам заседаний Совета на основе стенограмм заседаний, тезисов и материалов членов Совета, которые будут согласовываться с членами Совета в рабочем порядке.

И, наконец, следует отметить, что мы ориентируемся на достаточно простой режим общения, без всякого напряжения. Это должен быть режим работы специалистов, свободного профессионального обсуждения и дискуссии, высказывания разных точек зрения и позиций. Здесь как раз та площадка, на которой можно было свободно высказаться по многим острым проблемам экономики.

Полагаю и надеюсь, что работа нашего Совета - это один из первых и трудных шагов в направлении налаживания и укрепления долгосрочного и эффективного взаимодействия научно-экспертного сообщества и власти.   


Айрапетян Мамикон Сергеевич
     Главный советник, заместитель Председателя Научно-экспертного совета по антикризисной политике Аналитического управления Аппарата Государственной Думы, доктор экономических наук

 О политических причинах отрицания циклических процессов в экономике

 Отрицание в современной экономической теории и практике управления наличия полноценных и, более того, детерминированных (с жестко фиксированной периодичностью) циклических процессов в экономике, а также формирование на таком отрицании современной системы экономического образования не является, как это может показаться на первый взгляд, ни простой случайностью, ни следствием отсутствия понимания наличия в действительности таких процессов, а также необходимости их учета в теории и практике управления. Такое отрицание и обусловленные таким отрицанием несистемность и субъективность современных экономических моделей, экономической политики и системы экономического образования имеют достаточно серьезные и, в большинстве случаев, практически непреодолимые причины. Это связано с тем, что эти причины имеют не только (и даже не столько) субъективный, а именно, объективный и, в силу этого, вынужденный характер.

При наличии множества таких причин, главные из них связаны с базовыми особенностями количественных (а именно, эмпирических) методов анализа и прогнозирования экономических процессов и проведения экономической политики, которые имеют преимущественно краткосрочное, оперативное и поэтому ограниченное аналитическое и прогностическое значение. В свою очередь, эти особенности в большей степени связаны с механизмом действия во всемирной истории универсальной и стандартной дихотомии политическая власть - политическая оппозиция , в том числе с функциональными особенностями власти и оппозиции (включая особенности борьбы за власть ). И, как следствие, также с особыми - как со стороны власти, так и со стороны оппозиции - концептуально-идеологическими подходами к циклическим процессам в экономике, в том числе к проблемам смены периодов мировых (или локальных, страновых) экономических циклов.

Так, во всемирной истории любая (правая или левая, либеральная или социалистическая) власть проявляет, как правило - в целях сохранения собственной идентичности, то есть существующих или расширяющихся властных полномочий, тенденцию к завышению достигнутых ею и прогнозируемых (очевидно, при условии сохранения этой власти) количественных значений состояний и темпов экономических развития. Именно поэтому концептуальной основой проводимой властью экономической политики (как и основой связанных с властью экономических концепций) является методология экономического подъема , то есть идеология позитива и, в силу этого, тактическое отрицание экономического кризиса . Собственно, это и является главной причиной характерного для власти традиционного консерватизма , доминирование во власти ее консервативной составляющей и поэтому - нацеленности власти на экономические (в целом, вынужденные) реформы.

Напротив, во всемирной истории любая (и также - правая или левая, либеральная или социалистическая) оппозиция к власти - и также в целях сохранения собственной идентичности и последующего прихода к власти (в том числе в результате выборов) - проявляет, как правило, тенденцию к занижению достигнутых и прогнозируемых властью количественных значений состояний и темпов экономического развития. Именно поэтому концептуальной основой декларируемой оппозицией экономической политики (как и основой связанных с оппозицией экономических концепций) является методология экономического кризиса , то есть идеология негатива и также тактическое отрицание экономического подъема . Собственно, это и является главной причиной характерного для оппозиции традиционного радикализма , доминирование в оппозиции радикальной составляющей и поэтому - нацеленности оппозиции на экономические революции.

Как следствие этого, в обоих этих случаях имеет место объективное (и вынужденное) отрицание - и властью, и оппозицией (как и связанных с ними экономических концепций) - любых (и, тем более, периодических и мировых, а не просто локальных, страновых) экономических циклов, поскольку такое признание означает потерю ими собственной идентичности. Именно такое отрицание и проявляется в произвольных трактовках и властью, и оппозицией любых периодов экономических процессов, прежде всего, периодов и характеристик экономического подъема и экономического кризиса , основанных на эмпирических расчетах (посредством отдельных или ограниченного ряда количественных экономических параметров). Как правило, такие трактовки касаются, главным образом, произвольного определения длительности периодов экономических процессов, экономических подъемов и экономических кризисов , а также их переломных моментов.

Тем не менее, при всех негативных, как правило, последствиях таких интерпретаций, именно объективная двойственность принципов анализа и прогнозирования экономических процессов, то есть одновременное и завышение (властью), и занижение (оппозицией) значений состояний и темпов экономического развития, и является одним из ключевых, а также универсальных факторов экономического развития, действующих во всемирной истории. При этом важнейшее значение имеет то обстоятельство, что во всей всемирной истории реализация этого фактора осуществляется посредством периодической взаимной смены субъектов власти и оппозиции (преимущественно, правых и левых политических партий), которые и формируют периодические страновые политические циклы, а также периодические чередования в рамках мировых экономических циклов (в среднем через каждые восемь лет) правых и левых экономических революций и реформ.

Именно преодоление посредством консервативно-циклической философско-исторической концепции (или циклического консерватизма ) как традиционного консерватизма политической власти, так и традиционного радикализма политической оппозиции - это и есть ключевое, хотя и весьма труднореализуемое, особенно, в современной (да и не только в современной) России, условие для адекватного анализа и прогнозирования экономических процессов и, как следствие этого - для долгосрочного, а не краткосрочного эффективного экономического развития. Собственно, именно в этом, а не в том, как это трактуется в настоящее время сторонниками и оппонентами, и состоит главная особенность российского консерватизма - как циклической идеологической конструкции, являющейся единственной гарантией того, что ни экономическая наука, ни политическая власть не проспят к 2019 году очередной мировой экономический кризис.    


Дружный Михаил Васильевич
     Директор и главный режиссер студии специальных фильмов и анимации "Контакт"

 Полностью согласен с Мамиконом Сергеевичем Айрапетяном по поводу недооцененности циклических процессов в экономике. Казалось бы, все слышали о циклах Кондратьева, но почему-то это знание мало применяется на практике. Да и мыслят наши (и не только наши) правители как-то странно - горизонт планирования никак не релевантен слову стратегия . Какая неожиданность!

А ведь объяснение этому давным-давно дано либертарианскими теоретиками (не путайте с либеральными). Их учение о государстве, как о cтационарном бандите , оказывается, не устарело! (Остальное наследие классиков либертарианства, к большому сожалению, весьма и весьма экзотично в наши политкорректные времена.) Ну скажите, пожалуйста, за какой надобностью cтационарному бандиту так глубоко копать! В развитых странах Запада cтационарный бандит в результате естественного отбора превратился в стационарного жулика, поэтому учитывает величины второго и даже третьего порядка при организации перманентной разводки cобственного национального овечьего стада , пардон, обывателя. Но и ему длинные циклы - до лампады. Жить надо сейчас и здесь. По отношению к стаду постороннему список факторов и параметров, принимаемых в расчет, сильно уменьшается... Чужое стадо можно стричь до смерти.

Наш местный стационарный бандит сильно попроще. Так как моложе. Гуманитарностью не успел отяготиться. Да и генетическое наследство Орды и Ивана Грозного до сих пор сказывается. Тут горизонт планирования - два понедельника. А если фарт изменит и нефть подешевеет, будут драть три шкуры с кулаков, пардон, автовладельцев, или еще с кого. Овец, слава Богу, пока хватает!    


Айрапетян Мамикон Сергеевич
     Главный советник, заместитель Председателя Научно-экспертного совета по антикризисной политике Аналитического управления Аппарата Государственной Думы, доктор экономических наук

 О главных причинах невостребованности экономической теории

 Особенности взаимодействия научно-экспертного сообщества и власти связаны, главным образом, с объективно существующими между ними различиями как в оценках экономических процессов и событий, в том числе основных причин, этапов и последствий сложившейся в настоящее время кризисной ситуации в мировой и российской экономиках, так и в принципах проведения экономической политики. Очевидно, что такие оценки и принципы находятся в прямой зависимости от разрабатываемых и принимаемых за их основу экономических моделей, то есть методологий анализа и прогнозирования экономических процессов и событий.

Это означает, что указанные особенности взаимодействия связаны, прежде всего, с различиями горизонтов анализа и прогнозирования экономических процессов и событий: так, если научно-экспертное сообщество ориентируется, как правило, на долгосрочный период экономического развития и пытается формировать стратегию этого развития, то власть, напротив, ориентируется преимущественно на краткосрочный период экономического развития и объективно вынуждена ограничиваться тактикой этого развития. Именно поэтому любая экономическая политика сопровождается множеством управленческих ошибок, а также экономических и иных потерь.

Таким образом, главная линия противоречия между властью и научно-экспертным сообществом, которая имеет, в действительности, универсальный характер, то есть существовала как в прошлом, так и существует в настоящем и будет, неизбежно, существовать в будущем, затрудняя, а, во многих случаях, блокируя их взаимодействие и взаимопонимание, находится в области особенностей формирования и реализации тактики и стратегии экономического развития. В более прикладной трактовке, такое противоречие выражается, очевидно, в перманентном наличии реального и, как правило, непреодолимого противоречия между, соответственно, практикой и теорией.

Более того, современные - и зарубежные, и отечественные методологии анализа и прогнозирования экономических процессов, а также проводимая на их основе экономическая политика имеют, как правило, несистемный и неадекватный характер в силу того, что основаны на внециклических экономических моделях. Именно поэтому такие модели включают преимущественно абстрактный, хаотичный, случайный и, следовательно, субъективный набор вторичных принципов анализа и прогнозирования экономических процессов, которые и формируют аналогичные - абстрактные, хаотичные, случайные и субъективные принципы экономической политики.

Собственно, именно такой внециклический, преимущественно линейно-прогрессивный или линейно-регрессивный подход, который применяется не только в современных научных исследованиях, в том числе при построении экономических моделей, но и составляет основу современного экономического образования, и является главной причиной отсутствия точных и системных прогнозов экономических процессов. Более того, такой подход, составляя общую основу проведения экономической политики, которая, помимо этого, сориентирована на краткосрочный период развития, неизбежно ведет к множеству управленческих ошибок, экономических и иных потерь.

Наконец, теоретическая и прикладная неприемлемость внециклических экономических моделей связана с концептуально ошибочными попытками трактовки и применения на всех, в том числе на высших уровнях управления закономерностей, а также характеристик и длительности периодов экономических процессов на основе, во-первых, только количественных (чисто эмпирических) и, во-вторых, чисто экономических (внецивилизационных) методов их анализа и прогнозирования. Иначе говоря - с ошибочными попытками автономных, как правило, количественных экономических исследований и соответствующего им автономного комплекса параметров.    


Айрапетян Мамикон Сергеевич
     Главный советник, заместитель Председателя Научно-экспертного совета по антикризисной политике Аналитического управления Аппарата Государственной Думы, доктор экономических наук

 О необходимости изменения современной системы экономического образования

 В интервью Российской газете от 15 декабря текущего года президент Новой экономической ассоциации, академик РАН В.М. Полтерович отметил, что не услышал в речи Министра финансов А.Л. Кудрина на Первом Российском экономическом Конгрессе прямого упрека экономистам в том, что они проспали кризис . При этом В.М. Полтерович напомнил, что английская королева, выступая в Лондонской школе экономики, действительно задала не слишком приятный вопрос своим экономистам - почему не спрогнозировали? В ответ посыпались десятки версий. Одна из них - кризис обнажил недостатки экономического образования. По мнению ряда западных экономистов, его следует перестроить .

Итак, проблема низкого уровня анализа и прогнозирования состоит в существующей системе экономического образования, а не просто в отсутствии взаимодействия между властью и научно-экспертным сообществом. В целом, такого же мнения придерживается и сам А.Л. Кудрин, который высказал недоумение по поводу экономического образования и даже отсутствия современных учебников по экономике , в связи с чем В.М. Полтерович уточнил, что у нас недостаточно преподавателей, которые могут читать современные курсы лекций.., отсутствуют учебники продвинутого уровня по большинству экономических дисциплин... Еще труднее написать учебники, отражающие специфику российской экономики .

Как исправлять сложившуюся ситуацию? По мнению В.М. Полтеровича, главное - это финансирование и адаптация западных (а именно, продвинутых ) учебников к российским условиям, поскольку новейшие экономические теории разрабатываются, главным образом, в самой богатой стране - в США... А российская экономическая наука в последние годы отчаянно боролась за существование. В условиях недостаточного финансирования она мучительно преодолевала советское идеологическое наследие, одновременно осваивая западные достижения и осмысливая российские экономические реалии, подчас не объясняемые стандартной теорией... Поэтому надо повышать требования к качеству самого образования... .

В действительности, права и английская королева, и правы те, кто указывает на необходимость перестройки всей системы экономического образования. То обстоятельство, что исследованиям циклических процессов в экономике придается неоправданно ограниченное место, а по сравнению с прогрессивными и равновесными процессами - фактически ничтожное, это и есть главный недостаток экономического образования вообще, в том числе российского. Именно такие исследования, имеющие значительный аналитический и прогностический потенциал, и должны стать стержнем экономического образования, что существенно повысит уровень адекватности анализа и прогнозирования макро- и микроэкономических процессов.    


Дементьев Виктор Евгеньевич
     Заведующий лабораторией механизмов финансово-промышленной интеграции Центрального экономико-математического института РАН, доктор экономических наук, профессор, член Научно-экспертного совета по антикризисной политике Аналитического управления Аппарата Государственной Думы

 О взаимодействии научно-экспертного сообщества и власти
(из выступления на заседании Научно-экспертного совета по антикризисной политике 27 мая 2009 года)

 Обсуждая бюджетный процесс, прежде всего, необходимо проанализировать, почему, все-таки, не удалось в полной мере добиться в экономической политике заявленных ранее целей. Взять хотя бы тот же самый программно-целевой метод. В принципе, это очень хороший, эффективный метод формирования бюджета.

Но, если посмотреть на то, как в нашей стране реализуются федеральные целевые программы, а для этого достаточно посмотреть стенограммы заседаний Правительства Российской Федерации, на которых обсуждается ход их реализации, то можно увидеть, что данный метод тоже, в общем-то, пробуксовывает.

А в Бюджетном послании Президента Российской Федерации мы снова видим тезис о том, что целевые программы будут использоваться как один из основных инструментов роста эффективности использования бюджетных средств. Значит, здесь, видимо, требуется работа над ошибками .

Для иллюстрации. Есть такие программы, где в качестве целевой установки речь идет о повышении темпов роста ВВП на десятые доли процента. Как можно отследить выполнение целевого индикатора этой программы, когда точность статистических измерений, вообще, несколько другая?

Работа над ошибками охватывает и то, почему ученые, эксперты и органы власти ошиблись в своих прогнозах - будет или не будет кризис, будет ли то продолжаться поступательное развитие нашей экономики, которое мы наблюдали в двухтысячные годы. Видимо, требует серьезной ревизии сама концепция прогнозирования, сама логика понимания экономического развития.

И, тем не менее, некоторыми прогнозировалось наступление такого кризиса. Были такие оценки. Например, опираясь на теорию длинных волн в экономике, или, как тут упоминалась, концепцию технологических укладов, можно утверждать, что лет через десять, плюс-минус два года, можно ожидать очередного экономического кризиса.

Но, как говорится, говорящему нужен слушатель .    


Панкратов Алексей Васильевич
     Консультант по логистике учетных рисков САУР - консалтинг

 А был ли мальчик? А проспали ли вообще сам кризис экономисты теоретики?

 Вообще-то странно слышать о том, что экономисты теоретики, мол, проспали сам кризис, и тем более от того же Кудрина, уж больно все напоминает и смахивает на сам сценарий 98 года. О самом кризисе и его возможной причине говорили и предупреждали многие и еще задолго до самого этого кризиса и что самое интересное не только в России, но и в тех же штатах. Просто к этим самым заявлениям особенно никто не хотел и не желал прислушиваться, не говоря уже о том, что бы брать их в расчет, так как они были, скажем, так не очень то уж и желательны.

А почему, собственно, всем, кто пытался по этому поводу что-то сделать или же пропагандировать саму эту идею, всячески старались препятствовать? А потому, что иначе пришлось бы пересмотреть всю догму и основу самой либеральной рыночной экономики и в очередной раз усомниться в том, что опять не той дорогой и не туда идем товарищи. Да и собственно сам путь не ведет всех в это самое заявленное и озвученное светлое будущее, ну, не считая очень узкого круга лиц. И тогда на свет божий вышла бы совсем другая реальность и сценарием совсем другого бытия, который очень далек, оттого что нам внушают и куда собственно нас зовут и ведут за собой либералы-рыночники.

Вопрос, думаю, стоит в том, что сама либеральная модель экономики сегодня не только морально устарела, но и по своей сути вообще не приемлема к самим реалиям реальности нашего времени. И поэтому либералы рыночники всякими методами старались не заострять внимание на не очень приятных моментах и всех сбоях, так как все сбои и погрешности перекрывал постоянно раздувающейся спекулятивный рост. Но вот, как говорится, шарик сдулся и нужно искать крайнего стрелочника, на которого все можно перевести и списать.

На маленьком плоту

Но ведь на дворе уже 21 век, а совсем не 16, и мир с того времени уж очень далеко ушел вперед в своем естественном развитии. И если оглянуться и посмотреть назад, то можно увидеть то, что первый звонок действующей системе прозвенел еще тогда, когда появились первые транснациональные транспортные коммуникации, и на место обоза с парусником пришли паровозы, пароходы и телеграф.

И логическим завершением всему этому стал первый, по своей сути, системный кризис, когда емкость рынков была исчерпана, и развиваться по той рыночной сути больше было некуда. И этот первый системный кризис ознаменовал то, что действующая экономическая либеральная модель экономики подошла к своему естественному концу в эволюционном процессе. Она сделала все на своем этапе развития и теперь должна была уступить дорогу более прогрессивной и эволюционной экономической модели, которая смогла бы дать новый толчок в развитии человечества.
Хотя об этом уже в начале 20 века говорили и предупреждали многие экономисты. И то, что сама по себе рыночная либеральная модель экономики ведет никуда, и у нее, по сути, нет будущего.

И вот первый системный кризис великая депрессия заявила о своем эволюционном завершении.
Миру был преподнесен урок и выставлен счет в более полмиллиона человек в США, который и сегодня по прошествии времени приводит штаты в ужас.

Казалось бы, сам урок и та плата, которую заплатили штаты, должна была вразумить мир (и, прежде всего, сами штаты) и воздействовать на него в переоценке и осмыслении самой системы. Но воз и поныне там, и сами штаты, как ни странно, умудрились второй, если можно так выразиться, раз наступить на одни и те же грабли. Ну а грабли вновь напомнили о былом и забытом.

Белеет парус одинокий

И вот у многих возникает смутное ощущение, и вопрос напрашивается сам собой, а почему собственно и как это все вообще могло случиться?

Сейчас в это трудно поверить, но не столь давно экономисты поздравляли друг друга с успехами своей науки. Эти достижения - так, по крайней мере, казалось - были и теоретическими, и практическими, и сулили всей сфере экономической науки золотой век.
(Пол Кругман почему экономическая наука бессильна .)

Думаю тогда надо понять одну маленькую суть, а почему собственно не смотря на то, что еще век назад многие экономисты признавали эту экономическую модель нежизнеспособной и обреченной, тем не менее, она доминировала и просуществовала еще около века, пока мир не наступил на те же грабли и все не вспомнили о проблеме самой экономической модели?
Собственно, а почему?
А потому что за всем этим стоит финансово-олигархический капитал, который и протащил и не дал потопить эту самую модель.

По этому самому поводу Кейнс считал очень плохой идеей позволить этим финансовым рынкам (биржам), где спекулянты проводили время, гоняясь друг за другом, навязывать важные бизнес-решения: Когда развитие инфраструктуры целой страны становится побочным продуктом жизнедеятельности казино (биржи), скорее всего, здесь что-то не так .
(Пол Кругман почему экономическая наука бессильна .)

Основным локомотивом рыночной либеральной модели экономики является, так называемый, финансовый олигархический капитал то есть ТНБ. Эта финансовая система есть детище ТНБ их инструментом в самом контроле и управление мира.

В своем интервью газете Завтра известный американский экономист, политический деятель и философ Линдон Ларуш заявил, что Обама является агентом финансового олигархического капитала, а Саммерс является прямым представителем этих кругов, который известен и в России, и в мире как откровенный вор и именно он несет ответственность за псевдоантикризисную программу в администрации Обамы, которая занимается лишь вливанием дополнительной гигантской денежной массы в дружественные структуры .

Так вот, если сама либеральная рыночная модель экономики прикажет долго жить и уйдет, как говорится, в отставку то сами ТНБ потеряют контроль над миром и свое могущество. Поэтому они прикладывают все усилия, что бы удержать на плаву штопаную эту экономическую модель, ревностно оберегая ее от любых посягательств. И как им ее не оберегать от посягательств, если она на данном этапе уже является надгробным камнем для всей экономики.

И на прощанье вам скажу

Да, странно читать высказывания и уж тем более сами нарицания Кудрина о том, что проспали, не предупредили, да и не уследили, и тем более его виденья самой экономики.
Хочется привести один очень маленький опровергающий факт всему выше сказанному.
Еще Михаил Хазин, не буду брать остальных, чуть ли не на каждом углу кричал о проблемах, которые так ярко и трепетно нарисовал Кудрин.
А что же Кудрин и товарищи? А вот Кудрин и товарищи доказывали обратное как не странно, что даже вылилось в разногласие со Степашиным.

Председатель Счетной палаты Сергей Степашин заявил, что нынешний глава Минфина, вице-премьер Алексей Кудрин не должен определять экономическую политику , поскольку он действует как бухгалтер.
Кудрин ведет себя как нормальный, крепкий бухгалтер: не дать, придержать. Но бухгалтер не должен определять экономическую политику. Если мы будем и дальше продолжать эту политику, мы станем неконкурентоспособными .

Хотя если вспомнить и вернуться немного назад в 98, то ничего странного нет.
Поэтому сами заявления Кудрина беспочвенны и не обоснованны. Вопрос, думаю, заключается в том, а почему собственно не воспользовались тем, что было доказано, и притом не раз, самим временем. А не как обычно искать стрелочников, на которых можно перевести все свои промахи и ошибки.

Да, прекрасное далеко... А что нас собственно ждет впереди и не повторится ли нынешний кризис вновь?
Хотя, что загадывать наперед, если нынешний кризис еще, на мой взгляд, находится только на середине своего пути. Да и притом, какой по самой сути мы сейчас переживаем кризис - финансовый или экономический - и что собственно ждать от него дальше никто толком не знает.
Мы сейчас больше напоминаем страусов, авось пронесет.
А пронесет ли, учитывая нашу очень уж короткую память, да и жадность с алчностью?
Думаю, мы сами себе вытащили лотерею удачи под названием либеральная рыночная экономика.
И пока у нас в руках эта счастливая лотерейка, то вряд ли мы вообще выйдем из этих системных кризисов, которые будут только нарастать по своей мощности и разрушительности.
За все надо платить.
И за алчность и жадность ТНБ расплачиваться будет весь мир.    


Голанд Юрий Маркович
     Ведущий научный сотрудник Института экономики РАН, кандидат экономических наук, член Научно-экспертного совета по антикризисной политике Аналитического управления Аппарата Государственной Думы

 О взаимодействии научно-экспертного сообщества и власти
(выступление на заседании Научно-экспертного совета по антикризисной политике 18 сентября 2009 года)

 По поводу доклада А.Г. Аганбегяна: конечно, цифры, о которых там говорится про антикризисные меры, преувеличены, я думаю, примерно раза в два. Если взять отчет Правительства и Центрального Банка, который предоставлен в Государственную Думу и сравнить те цифры, которые отражают реальные поступления, то можно сделать такой вывод. Но это не самое главное, а тут важнее, как эти все суммы были использованы.

Но меня очень заинтересовала одна мысль, которую высказал как раз уважаемый депутат П.А. Медведев, мысль, которая кажется совершенно правильной, о том, что надо не просто так предлагать, а надо алгоритм делать. Вот это действительно кажется абсолютно правильным. Потому что, если мы посмотрим на все констатации, которые здесь были, и которые, вообще, все эксперты говорят, и сравним с тем, что говорит Д.А. Медведев, например, то он говорит все еще, может быть, более даже остро. Все сказано уже, вроде не надо ломиться в открытую дверь.

Так вот и окажется тогда, что же там Президент, если он так это все правильно понимает, почему дальше ничего не делается? А П.А. Медведев, он защищает Президента, он к нам обращается, что мы должны вот это все сделать, то, чего не делает государственный аппарат. Я хочу сказать простую вещь, которую я знаю на собственном опыте и на опыте других людей. Никакого запроса со стороны Правительства к экспертам нет о том, чтобы они действительно всерьез сдали что-то альтернативное.

Вот выступал И.И. Шувалов с заключительным словом, которое мы тоже слушали, на заседании Госдумы. Он сказал, у нас замечательная, абсолютно продуманная политика, у нас замечательный профессиональный аппарат и на уровне министров, и замминистров, и начальников департаментов, и начальников управлений. Это он отвечал на критику, которая была со стороны оппозиционных фракций здесь. Так спрашивается, значит, если у них все есть, чего уж тогда еще им? А они и говорят, что им ничего не надо.

Так, я на вчерашний день имею информацию о прогнозе, который делает Минэкономразвития, рабочий вариант, сейчас как раз идет к 1 октября, там предусмотрено восстановление к 2012 году уровня 2008 года. Правда непонятно, за счет чего это достигается.

Но у меня вот есть такое ощущение, что на самом деле ваши призывы, пусть они правильные, они в этом смысле ни к чему не приведут. Потому что, когда я говорю о запросе, то запрос выражается и в предоставлении информации, и финансировании, и много есть других еще разных условий того, чтобы эксперты действительно восприняли это не как пустые слова, а всерьез. Вы хотите, чтобы всерьез люди работали или для вида?

И вот это то, что сейчас самое плохое, что есть видимость и есть реальное положение дел. И до тех пор, пока не будет разрыв этот ликвидирован, до тех пор мы будем просто отделываться словами. И я не могу даже предложить, как этот разрыв ликвидировать, потому что я этого на самом деле не знаю, это вопрос нашей политической системы. Но без этого винить нас в этом, как вы здесь делаете, совершенно не основательно.

Вы обратитесь, пожалуйста, уважаемый Павел Алексеевич, к себе и к вашему начальству, если вы хотите, чтобы эксперты действительно занимались, шаг за шагом давали алгоритм.    


Дружный Михаил Васильевич
     Директор и главный режиссер студии специальных фильмов и анимации "Контакт"

 Публикация Медведева Павла Алексеевича свидетельствует о том, что наша дискуссия из плоскости "кто виноват" переходит в плоскость "что делать". Упоминание Великого Гуру Аганбегяна и повторение слова "алгоритм" я вообще воспринимаю как пароль. C чувством "глубокого и полного удовлетворения" перехожу к этому этапу.

Но перед тем как предложить вариант решения задачи и расписать все алгоритмы, надо корректно поставить задачу.

Итак, уточним исходные условия задачи.

Предлагается вариант:

1. Имеем страну, пережившую геополитическую катаcтрофу, но обладающую материальными ресурсами, если не отстраивания отдельной цивилизации, то хотя бы для присоединения к стороннему цивилизационному проекту на приемлемых для населения страны условиях. Эта страна и есть объект управления.

2.Имеем "вертикаль власти" в качестве управляющей системы. "Bертикаль власти" предполагалась в качестве временного средства "cшивки страны" после геополитической катастрофы.
Со своей задачей временная управляющая система с грехом пополам справилась, но ее ресурс на сегодняшний день исчерпан. Издержки от применения временной системы громадны.

3. B качестве основной причины геополитической катастрофы и частичной дезинтеграции объекта управления имеем все ту же управляющую систему (подобную ныне действующей).

4. Ныне действующая управляющая система воспроизводит в основных чертах предыдущую (ту, которая существовала до катастрофы). Недостатки предыдущей управляющей системы воспроизведены в полном объеме и даже усилены. Качество субъектов управления сильно понизилось. Надежды на то, что временная управляющая система будет работать в течение длительного времени (вследствие сильной деградации и упрощения объекта управления) не оправдались. (Хотя попытки упрощения объекта управления не прекращаются.) Надежды на то, что вследствие накопления ошибок у конкурентных управляющих систем в условиях монополярного мира действующая модель российской управляющей системы будет увеличивать свою относительную конкурентоспособность - не оправдались. Альтернативные системы управления оказались способными быстро изменяться и восстанавливать эффективность управления, а наша - нет.

5. Главные недостатки действующей системы управления (как вариант)
А) Иерархическая структура по принципу пирамиды .
Альтернативные системы управления используют сетецентрический принцип, поэтому более адаптивны как к внешним негативным воздействиям, так и к отказам отдельных узлов сети. В настоящее время развитые страны Запада сочетают в себе элементы как иерархической, так и сетецентрической систем. Тренд в сторону сетецентричности там очевиден.
Кроме того, реальные (а не идеальные) социальные пирамидальные системы управления характеризуются анизотропностью прохождения сигналов. В условиях же распределения сверху вниз нефтяной ренты как главного биовыживательного ресурса для нижестоящего уровня абсолютно важны сигналы сверху и абсолютно НЕ ВАЖНЫ сигналы снизу.
Б) Состояние индивидуального и коллективного сознания как cубъектов управления , так и объектов управления.

В качестве основной задачи на этапе восстановления после катастрофы управляющая система ставила задачу восстановления и нормализацию биовыживательных процессов в стране и в самой системе. Соответственно, биовыживательный контур сознания объектов управления стал основным объектом манипулирования. (Это самый примитивный контур из 8-контурной модели Лири. Он же самый стабильный) Этот контур стал доминирующим и в сознании cубъектов управления в силу того, что в любой посткатастрофный период именно особи с наличием более правильных биовыживательных алгоритмов занимают ключевые места в системе управления. Следовательно, основной задачей управляющей системы постепенно стала задача поддержания биовыживания субъектов управления любой ценой, в большей части за счет использования ресурсов объекта управления и в меньшей - за счет отъятия биовыживательных ресурсов у более слабых (опять-таки слабых в биовыживательном плане, а не в плане эффективности основной функции управления страной) элементов и субъектов управления. Управляющая система замкнулась сама на себя. Деятельность ее именно как УПРАВЛЯЮЩЕЙ системы почти прекратилась. Элементы системы, которые вовремя не переключились с функции УПРАВЛЕНИЯ на функцию ВЫЖИВАНИЯ И ДОМИНИРОВАНИЯ были либо съедены , либо вытеснены из системы. Система перестала быть управляющей системой и стала (в основном) системой паразитической.

(Примечание: Основным биовыживательным ресурсом на современном этапе развития цивилизации являются деньги.)

Условия задачи могут быть оспорены и дополнены.    


Медведев Павел Алексеевич
     Депутат Государственной Думы, член Комитета Государственной Думы по финансовому рынку, доктор экономических наук, профессор

 О взаимодействии научно-экспертного сообщества и власти
(из выступления на заседании Научно-экспертного совета по антикризисной политике 18 сентября 2009 года)

 Спасибо всем докладчикам, все доклады были чрезвычайно интересные и для меня очень полезные. Я кое-что, по крайней мере, узнал новое для себя. Но я хотел бы остановиться на последней здесь сказанной фразе: министерство не заинтересовано в развитии .

Я являюсь учеником А.Г. Аганбегяна, и очень неудачным учеником с моих 18 лет. Я в свои 18 лет, будучи студентом-механиком математического факультета, узнал, что после курса истории КПСС, на первом курсе историю КПСС читали, на втором будут читать экономику, и будет читать какой-то доцент Аганбегян. Для меня экономика была то же самое, что история КПСС. И, естественно, я уклонился от того, чтобы ходить на лекции какого-то неизвестного доцента Аганбегяна.

Так вот, доцент Аганбегян почему-то считал, что ему не только правильные вещи надо сказать во время своих лекций, он говорил именно правильные вещи, и мог бы удовлетворенным, когда его после первого семестра, извините, выгнали за то, что он слишком много правильных вещей рассказывал студентам. Мог бы с удовлетворением уехать в Новосибирск (он уехал тогда в Новосибирск), решив про себя: то, что нужно, он сделал. Он проговорил правильные вещи и уехал. Он побудил меня услышать то, что сказал. И с тех пор я считаю себя его учеником.

Я сейчас выскажу некоторый упрек нам всем и себе тоже, и может быть себе в первую очередь. Мы произносим правильные вещи и еще в душе упрекаем тех министров, которые ни в чем не заинтересованы, потому что они нас не слушают. Мы считаем, что обязанность донести, это не наша обязанность. Мы говорим, что не так, и думаем, что они ни в чем не заинтересованы, сами же говорим, что они ни в чем не заинтересованы, может быть услышат и догадаются, как сделать так.

Но, друзья дорогие, это очень наивно. Вот наш председатель совета - инженер по первой специальности, и он должен был бы от нас потребовать алгоритмов, причем очень мелких шагов. Не достаточно сказать, надо создать самолет, чтобы он, ох, как летал. Правда, не достаточно? Это слишком крупный шаг алгоритма. Алгоритм должен начинаться с винтиков, с резьбы, с шага резьбы. А шаг резьбы какой?   


Дружный Михаил Васильевич
     Директор и главный режиссер студии специальных фильмов и анимации "Контакт"

 Гринев Евгений Михайлович очень недвусмысленно подвел итог под многими более ранними высказываниями по теме "просыпания" кризиса. На его замечание стоит обратить внимание по двум причинам:

1. Cудя по его длинному и трудно запоминаемому титулу он является представителем "официального" экспертного сообщества. То есть той части интеллектуалов, которых кормят хорошо и которых иногда даже слушают в Кремле или где-то там еще.
2. Cудя по его выводам, "официальное" экспертное сообщество тоже слушают в пол-уха, а поступают с точностью до наоборот. Что и вызывает тяжелый "когнитивный диссонанс" у означенного сообщества.

Итак, cудя по всему, период, когда российский креативный класс можно было купить, дав три рубля и позволив ему что-то там виртуально моделировать в своих виртуальных институтах, закончился.

За три рубля отмывать черного кобеля добела уже никто не хочет.

Гринев Евгений Михайлович сказал все абсолютно правильно. Я не согласен с ним только в одном. Созданием очередной "комиссии" и "комитета" НИЧЕГО ИЗМЕНИТЬ УЖЕ НЕВОЗМОЖНО. И это он сам в душе прекрасно понимает. Бюджет попилить и попиариться в комитете можно.

Изменить в стране ничего нельзя. Время комитетов истекает. А так же время вертикалей, военных комиссариатов и прочей лабуды бюрократического этапа развития человеческой цивилизации. Наступает время прямого информационного действия широкой сети независимых "агентов перемен", объединенных не иерархическими официальными структурами, а определенным (более высоким) уровнем сознания и глобальной информационной сетью. И весомость отдельного элемента этой новой управляющей системы человеческой цивилизации будет определяться тем, насколько его идеи, модели, креативные решения будут широко распространяться, насколько будут адекватны стремительно меняющейся ситуации, и насколько эффективно эти "интеллектуальные продукты" будут гармонизировать производственные и иные отношения неимоверно сложного глобального человеческого сообщества.

Самым востребованным сейчас продуктом (как мне кажется), являются алгоритмы этого самого "прямого корректирующего информационного воздействия" на российскую власть. Власть в настоящее время цепенеет от ужаса осознания того, что так тщательно (и с громадными негативными побочными эффектами) выстроенная бюрократическая "вертикаль" НИГДЕ НЕ РАБОТАЕТ НА ИНТЕРЕСЫ НЕ ТОЛЬКО ОБЩЕСТВА, НО ДАЖЕ НА ИНТЕРЕСЫ ВЫСШЕГО ЭШЕЛОНА ВЛАСТИ!! С перепугу изобретаются оксюмороны типа "консервативной модернизации". Но властная нога продолжает cо всей силы давить на тормоз.

К сожалению, этот новый управляющий цивилизацией механизм будет иметь одну неприятную особенность. Участвуя в нем, на "Порше-Кайен" быстро не заработаешь. И вообще, он не будет являться источником "благ" для его участника. В отличие от очередного "комитета".   

Гринев Евгений Михайлович
     Президент Фонда Развитие России , доктор экономических наук, член Научно-экспертного совета по антикризисной политике Аналитического управления Аппарата Государственной Думы

 О взаимодействии научно-экспертного сообщества и власти
(из выступления на заседании Научно-экспертного совета по антикризисной политике В преддверии саммита G20 в США: новая волна или начало завершения кризиса. Перспективы российской экономики 18 сентября 2009 года)

 Мы работаем, как система, которая постоянно бьет по хвостам, если говорить о макроэкономической политике, о тех мерах, которые сейчас необходимо предпринимать. Сегодня у нас чрезвычайно ужесточилась конкуренция на внешних рынках, отношение к России стало гораздо более жестким, чем было. В этой части мы никаких системных мер не предпринимаем. Мы ждем, когда ситуация будет складываться тем или иным образом и потом начинаем принимать меры, которые не только становятся запоздавшими, но полностью неадекватными новой складывающейся ситуации.

Нам нужен действенный и независимый институт анализа и прогнозирования, института, который бы объединял аналитическую деятельность различных министерств и ведомств. Такого института у нас нет. Каждое ведомство действует само по себе, Правительство действует само по себе, экономика сама по себе. Вот это очень большой пробел в нашей политике, будем говорить, экономической, социальной. Такую ситуацию надо немедленно менять, если мы реально будем осуществлять модернизацию нашей экономики, перевод ее на инновационные рельсы.

Крайне необходимо уже сейчас создать такой независимый институт анализа и прогнозирования для того, чтобы своевременно предпринимать конкретные комплексные меры, качественно отвечать на те вызовы, которые есть, а их будет все больше и больше. И необходимо реагировать на внешний рынок так, как реагируют, допустим, в Европе, в Соединенных Штатах, где ведется тщательный, очень глубокий и отраслевой прогноз, и прогноз, связанный с общими макроэкономическими показателями, и прогноз, связанный с конкретной ситуацией, с ее динамикой.

Такой опыт надо перенять. Безусловно, такой институт может принять и форму специальной комиссии или совета, наподобие нашего совета, состоящего из ученых и специалистов в разных областях. Бояться этого не надо. Вопрос очень серьезный, не до реверансов. Власть обязана прислушиваться к мнению ученых. И разделять с учеными ответственность за принятые по их советам решения. Без общей ответственности ничего не выйдет, так и будем спорить до бесконечности, кто прав, кто виноват. А дело не сдвинется с места.   


Дружный Михаил Васильевич
     Директор и главный режиссер студии специальных фильмов и анимации "Контакт"

 Кудрин просто читал не те прогнозы. Вернее, не тех экономистов . Я считаю себя полным профаном в макроэкономической науке. Но даже у меня ЗА 15-20 месяцев ДО НАСТУПЛЕНИЯ ОСТРОЙ ФАЗЫ КРИЗИСА были на руках аналитические материалы, описывающие будущую ситуацию настолько убедительно (и, как оказалось, довольно точно), что заставили меня cлить все имеющиеся акции и перевести все сбережения в евро. Эти материалы были как российского, так и зарубежного происхождения.

Российские материалы были широко доступны. Михаил Хазин регулярно публиковал их на своем портале. Зарубежные материалы поступали от друзей из США. Друзья тоже не были ни финансовыми воротилами, ни членами Бильдербергского клуба. Материалы из США содержали не только теорию, но и довольно точные прогнозы (правда, сдвинутые по времени в среднем на 6 месяцев относительно реально последовавших событий). Когда навернулись Леман Бразерс , я уже был готов поверить в "теорию заговора" и в то, что кризис рукотворен на 100%, настолько действительность совпадала с прогнозом, который уже год как использовался в качестве дорожной карты .

Но Кудрин вряд ли ЭТО читал. А если и читал, то тут же забыл. Ибо такое будущее абсолютно не вписывалось в его излишне рациональные представления о действительности, данной нам в ощущение .

Хазина и его сподвижников на тот момент наши официальные экономисты' вообще позиционировали как маргинала . Однако, оказалось, что эти маргиналы (в отличие от Кудрина) обладают системным мышлением высшего порядка. Не говоря уже о таинственных предсказателях из Калифорнии.

Так кто проспал крысис?

В настоящее время многие из маргинальных экспертов в один голос говорят о вероятном сценарии будущих политических событий в России. К их голосам власть не только не прислушивается, но и делает все наоборот. Интересно, стоя на эшафоте, бывшие властители тоже будут ругать штатных политологов за то, что те проспали русский бунт?   


Алешкин Алексей Михайлович
     Директор по развитию и инвестициям

 Экономисты-теоретики проспали кризис, пока Кудрин вещал про корабли бороздящие пространство и убаюкивал мировое сообщество тихой гаванью . А вместо этого должен был всем напомнить, что рядом с нашей гаванью размером в $2,3 трлн. ВВП постепенно тонут, с небольшим лагом, на опасном расстоянии от берега два крейсера (США, ЕС), и при этом каждый более чем в 6 раз крупнее нас. Поэтому тут скорее капитан Кудрин провалился со своей командой и не обладал набором теоретических знаний о том (и очевидно практических рычагов для избежания ситуации), что такие крейсеры оставляют после себя волны, которыми нас и накрыло с двойным эффектом, так что камень, скорее, в его огород. Не помогли даже заградительные рифы в виде Азии - не с той стороны оказался спасательный круг в виде различных фондов, такого инструментария просто недостаточно, когда такие вещи происходят. Теперь вопрос в том, смогут ли эти "рифы" выдержать напор, ведь волны глобальной экономики дошли и до них.

Потом необходимо все же внимание обращать в практической экономике именно на практическую составляющую, сейчас при работе без горизонтов это гораздо важнее. В итоге ведь теоретики не ошиблись, и кризис наступил, просто способ достижения дна оказался не так предсказуем. Кстати многие практики же уже в 2007г. дружно резали друг на друга лимиты, а так же на облигации компаний отечественного реального сектора, как раз из-за ситуации в США, все знали, если Штаты чихают, во всем мире начинается грипп. Абсолютно точно все ожидали последствий, поэтому слова Кудрина в тот отдаленный момент вызывали скорее недоумение, чем удивление. В итоге ситуация постепенно становилась все хуже и когда все думали, что уже дно, снизу постучались+ и конечно рынок ликвидности окончательно схлопнулся+ Теперь все сидят на гослечении , а с медициной как всем известно у нас плохо. Главный же вопрос на повестке дня с тех пор был и остается только в сроках выздоровления США.

Ко всему добавлю, что вместо того что бы отдельным руководителям искать виноватых, или посыпать свою голову пеплом, необходимо что то реально ДЕЛАТЬ, хоть что-нибудь, что заставило бы нашу экономику оторваться от дна самостоятельно, а не благодаря только мировой конъюнктуре. Пока, заметьте, ни одна!!! ни одна из существующих отечественных проблем не решена! Ко всему прочему, для меня, главным индикатором управления и состояния экономики России является автодорога Москва - Санкт- Петербург, если уж не могут как следует связать две близлежащие российских столицы, то о чем говорить+ Видимо, будет скорее придуман летающий массовый инновационный транспорт, который не будет ориентироваться на отечественное хроническое бездорожье, и в итоге одна из двух отечественных проблем будет решена как бы сама собой.

Подытоживая, выскажу мнение, что еще не наступил момент глобальной перестройки отечественной экономики, и мы продолжим скатываться вниз до критического уровня, хотя визуально все будет лучше, чем сейчас, благодаря мировой экономике. Считаю, что следующий кризис никто не проспит (кроме упрямых), он придет обязательно и спать вообще перестанут, как было в начале этого. И кстати, на мой взгляд, теперь только у более тяжелого кризиса появится возможность стать отправной точкой для коренных изменений в государстве, которые сделают Россию действительно весомым мировым игроком, а пока учим текущие уроки.   


Колосков Александр Игоревич
     Независимый эксперт

 Нужно сказать, что Кудрин - очень осторожный человек. Если от него и исходили какие-то прогнозы, то в основном, в отличие от других экономических предсказателей , негативные, и это очень хорошо. Так было и в тучные годы , так продолжается и сейчас.

Вся беда в том, что современный мир уже не дает возможность оперировать какой-то одной экономической категорией для предсказаний последствий развития страны. Мир многополярен - это главное утверждение. Но понимать его нужно тоже многополярно. Для эффективного экономического прогноза необходимо строить многофакторную модель, а здесь одних экономистов мало.

Для мониторинга состояния страны нужны данные о положении и перспективах науки, исследования по социологии, экологии, перспективы движения мировых финансовых потоков и анализ причин, вызывающих такое движение, состояние производственно-технической базы, квалификации населения, да еще тысячи разных факторов, из которых нужно уметь выделить самые существенные. Далее должен быть какой-то аналитический центр, который бы все это считал и строил вероятностные прогнозы. Вот где нужен суперкомпьютер, а не только в машиностроении, которого в нашей стране практически не осталось (по вине все тех же экономистов). По-идее, таким центром и должно быть Минэкономразвития. Но только вот оперирует оно, видимо, очень ограниченным набором параметров, главный из которых - прогноз мировых цен на нефть. И, что самое печальное, эти цены не зависят (или мало зависят) от России, так что прогноз совершенно не коррелирует с реалиями.

К тому же прогнозы в национальной экономике, как и в экономике мировой, в основном зависят от заказчика. Достаточно вспомнить падение рейтингов крупнейших мировых корпораций, а ведь давали эти цифры известнейшие рейтинговые агентства. Так что оценка зависит не только от объективных обстоятельств, но и от выгодоприобретателя какого-то определенного прогноза.

Для того, чтобы хоть как-то приблизить прогноз МЭР к жизни, нужно:
- рассчитывать на возможности России, а не мировых финансовых операторов;
- привлекать к работе в МЭР широкий круг специалистов самого разного профиля;
- расширить его аналитические возможности применением новейшего математического обеспечения и техники.

Для того, чтобы жизнь стала налаживаться, нужна, во-первых, политическая воля нынешнего руководства страны и, во-вторых, поддержка масс. Но не формальная типа лидирующей роли определенной партии, а именно всенародная поддержка, одобрение и понимание большинства населения страны в том, что делает правительство, когда оно это сделает, кто отвечает за результат и меру этой ответственности.    


Кувалин Дмитрий Борисович
     Заведующий лабораторией анализа и прогнозирования микроэкономических процессов Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, кандидат экономических наук

 Честно говоря, о содержании выступления гг. Кудрина и Гринберга я знаю только из кратких газетных пересказов. При этом журналистские интерпретации их слов довольно заметно различаются между собой. Поэтому, не зная точных подробностей, не берусь давать оценку позициям упомянутых выше ораторов.

Впрочем, сами по себе тезисы о роли экономической аналитики и прогнозов в развитии событий обсудить можно.

Сначала о прогнозировании кризисов и подъемов в экономике.

Прежде всего, следует учитывать, что современная наука способна понять, описать и объяснить далеко не все механизмы, направляющие ход событий в экономике. К тому же многие экономические механизмы работают по вероятностным принципам - многие ключевые события могут произойти, а могут и не произойти. При этом первичные данные, используемые в экономических расчетах, почти всегда неполны и довольно часто не вполне достоверны. В этих условиях получение точных числовых результатов возможно далеко не всегда. Причем даже очень продвинутая математика в таких случаях обычно не помогает.

Именно поэтому большинство профессиональных прогнозистов предпочитает делать сценарные (многовариантные) прогнозы. При этом основная задача таких прогнозов заключается не в том, чтобы как можно точнее угадать будущие значения макроэкономических показателей, а в том, чтобы обозначить ключевые развилки развития. Иными словами, грамотный прогнозист прежде всего должен дать ответ на вопрос что будет, если (увеличится объем инвестиций, возрастет производительность труда, изменятся ставки налогов и курс рубля, вырастут или упадут экспортные и импортные пошлины, мировые цены на нефть и т.д.) . Числовые вилки при таком подходе могут получаться довольно существенными.

Как следствие, в части абсолютной точности экономические прогнозы вряд ли превосходят прогнозы, скажем, землетрясений или метеопрогнозы. Иными словами, предположения экономических аналитиков о будущем становятся реальностью далеко не всегда. А если эти предположения все-таки воплощаются в жизнь, то часто в иные, чем посчитано в первоначальных прогнозах, сроки.

С одной стороны, во время катастрофического шока 1992-95гг. и за 1-2 года до финансового кризиса августа 1998г. отечественные экономические аналитики прямо-таки хором предупреждали о рисках и угрозах, связанных с тогдашней политикой российских властей. И, надо сказать, те печальные коллективные прогнозы сбывались с большой точностью. Причем довольно верными были как оценки глубины кризисных явлений, так и предсказанные сроки начала тех или иных шоков.

С другой стороны, быстрый подъем российской экономики после кризиса 1998г. и острый производственный шок, случившийся у нас в конце 2008г., в какой-то мере застали аналитиков врасплох.

В то же время хочу подчеркнуть, что о потенциальной возможности подобного кризиса отечественные аналитики все-таки предупреждали. В частности, в монографии А.Р.Белоусова (тогда руководителя Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, а сейчас руководителя одного из подразделений в аппарате федерального правительства), изданной в 2006г., прямым текстом сказано о возможности кризиса в 2007-09гг. Причем в числе основных причин возможного кризиса в России называется конъюнктурная дестабилизация мировой финансовой системы .

Кроме того, о предстоящей дестабилизации глобальной финансовой системы в последние годы говорили чуть ли все экономисты мира. Правда, при этом многие из них думали, что страны БРИК на данном этапе сумеют избежать втягивания в кризис (кстати, БИК-то как раз острого кризиса и избежал, дела не лучшим образом сложились только у нашей буквы Р).

Замечу также, что в течение многих лет российские экономисты говорили о таких угрозах развитию национальной экономики как:

- недостаточный уровень развития внутреннего рынка и связанная с этим излишняя зависимость от конъюнктуры мировых рынков;
- перекошенный характер отраслевой структуры экономики, который выражается в том числе в низком уровне развития обрабатывающей промышленности и сферы услуг (и особенно в части высоких технологий);
- повышенная ресурсо- и энергоемкость производства, а также низкая производительность труда в большинстве отраслей экономики;
чрезмерно высокое влияние предприятий-монополистов, в том числе и в ценовой сфере;
- недостаточно развитая финансово-кредитная сфера;
негибкая и излишне пассивная макрофинансовая политика;
- наличие пузырей на ряде кредитных рынков и чрезмерная закредитованность некоторых корпораций;
- низкокачественные институты и высокий уровень бюрократических барьеров;
анклавизация экономики и т.д.

Собственно говоря, осенью 2008г. именно эти угрозы и превратились в основные факторы производственного спада. Иными словами, российские экономические аналитики если и ошиблись, то только в сроках - большинство из нас не ожидало столь быстрой трансформации потенциальных угроз и рисков в реальные события.

Что касается тезиса о слабой восприимчивости власти (точнее, ее финансово-экономического блока) к альтернативным точкам зрения, то я с ним соглашусь практически полностью.

Не уверен, что в нашей стране можно найти более монополизированную отрасль деятельности, чем разработка национальной экономической политики, написание экономических законопроектов, определение основных параметров развития, подготовка проектировок для федерального бюджета. Уже около 20 лет этим занимаются примерно одни и те же структуры, представленные примерно одними и теми же (причем очень немногочисленными) экспертами. Именно этим людям дано право принимать окончательное решение о правильности или неправильности различных мер экономической политики. И они этим своим правом пользуются весьма решительно, стараясь в максимальной степени ограничить влияние любых других представителей экспертного сообщества.

Почему к сохранению монополии стремятся сами околоправительственные эксперты - более-менее понятно. Желание сохранить свою близость к власти и к бюджетному финансированию экспертной работы плюс серьезные идеологические разногласия со многими оппонентами - это все очень сильные мотивы. Не факт, что другие люди на этом месте будут вести себя иначе.

Почему с таким положением дел мирится власть, не обращая никакого внимания на предшествующие ошибки и даже провалы своих штатных экспертов, - менее понятно. Возможно, власть вполне искренне считает, что эти эксперты и вправду самые компетентные.

Как должно быть организовано конструктивное взаимодействие органов государственной власти и научно-экспертного сообщества? Можно ли будет в этом случае не проспать следующий кризис?

Способов преодолеть монополию на конструирование национальной экономической политики довольно много. Можно почаще менять персональный состав рабочих групп. Можно серьезно расширить круг организаций, разрабатывающих рабочие документы финансово-экономических ведомств. Можно и самих руководителей этих ведомств время от времени менять (состав помощников и консультантов в этом случае будет меняться автоматически).

Все это, однако, не гарантирует национальную экономику от попаданий в следующие кризисы.

Поскольку, повторю, экономика как система гораздо сложнее, чем наши представления о ней. К тому же базовые экономические тенденции в конечном счете всегда оказываются сильнее любой экономической политики.

Другое дело, что грамотная экономическая политика помогает смягчать, и порою очень значительно, прохождение кризиса. И с этой точки зрения более широкое сотрудничество власти и экспертного сообщества, конечно, необходимо.   


Сенчагов Вячеслав Константинович
     Руководитель Центра финансово-банковских исследований Института экономики РАН, доктор экономических наук, профессор, член Научно-экспертного совета по антикризисной политике Аналитического управления Аппарата Государственной Думы

 О взаимодействии научно-экспертного сообщества и власти
(из выступления на заседании Научно-экспертного совета по антикризисной политике 27 мая 2009 года)

 Председатель нашего Научно-экспертного совета Александр Николаевич Белоусов весьма интересно говорил о значении экспертного сообщества во всей деятельности государственных органов. Это очень правильно, хотя экспертное сообщество все-таки относится скептически к тому, что кто-то его услышит. Очевидно, речь идет о серьезном, широком и повседневном взаимодействия, которого все-таки пока еще нет.

Так, Институт экономики РАН много лет, более десяти лет, готовит экспертизу федерального бюджета. Нам дают слово и на Совете Федерации, а иногда в Государственной Думе, но больше - в Совете Федерации, когда Министр финансов Российской Федерации выступает с презентацией. И мы обращаем внимание на многие серьезные проблемы в бюджетной политике, в целом в экономической политике... Но толку пока что действительно мало... Возможно, ситуация вскоре изменится... Будем надеятся, что так и будет...

Мы постоянно в своих заключениях на проект федерального бюджета говорили о том, что нужно использовать в бюджетной политике очень своеобразной, интересный этап в экономическом развитии, ту ситуацию, когда мировые цены на нефть существенно взвинчивались . Речь не идет об оправдании такого взвинчивания, но есть естественный ход событий, есть такая цена, значит, надо использовать для преобразования экономики...

На Научном совете Совета безопасности Российской Федерации в ноябре 2007 года мы очень серьезно выступали по поводу корпоративной, в том числе и банковской задолженности, о том, что есть определенные пределы, что надо кредитовать, надо брать кредиты, но надо вести разумную политику, приводили примеры, когда берут огромные кредиты и через некоторое время предприятия прекращают свое существование, а группа экономической безопасности МВД начинает искать, куда ушли эти деньги и как их вернуть.

К сожалению, мы не в полной мере были услышаны, нас уверяли, что рынок сам себя отрегулирует, не надо его регламентировать, все будет нормально . Здесь правильно говорилось, что без индикативного планирования, без определения необходимых пропорций, соотношений и пределов обойтись невозможно...

Разразился крупнейший финансовый, экономический кризис...Такой мощный кризис должен был заставить нас посмотреть на фундаментальные причины сложившейся ситуации, сделать соответствующие выводы. Нельзя повторять ситуацию 80-х годов в СССР, когда мы двигались крайне неуверенно в экономических преобразованиях, в больших спорах, замедляли принятие важнейших решений. В результате накопилось такое количество противоречий, что все неуправляемое уже встало .

Сейчас ситуация в стране уже не такая, но мы ее недостаточно правильно описываем. Поэтому нужно, в первую очередь, правильно описать ситуацию, в которой мы находимся, сформулировать все противоречия, какие есть и, прежде всего - главные противоречия. И уже после этого формировать экономическую политику с точки зрения реального разрешения этих противоречий, а не с точки зрения формального принятия решений.

Так, есть в Бюджетном послании Президента Российской Федерации установка на энергосбережение. Но написано, что надо разработать документ. Сколько он будет разрабатываться? Такой опыт есть во многих странах, в частности, в США. И похоже, и денег-то больших на это не будет, так это следует, во всяком случае, из Послания.

Но главное все-таки - это преодолеть рыночный догматизм и рыночный фундаментализм. Многие здесь работали над входом нашей страны в рыночную экономику. Но ни в коем случае нельзя догматизм плановый сменить на догматизм рыночный. Надо найти некоторую золотую середину.   


Клейнер Георгий Борисович
     Заместитель директора Центрального экономико-математического института РАН, член-корреспондент РАН, член Научно-экспертного совета по антикризисной политике Аналитического управления Аппарата Государственной Думы

 О взаимодействии научно-экспертного сообщества и власти
(из выступления на заседании Научно-экспертного совета по антикризисной политике от 27 мая 2009 года)

 Взаимодействие между лицами, принимающими решение, и лицами, обсуждающими эти решения, в настоящее время, безусловно, нуждается в укреплении.

Так, 26 мая текущего года состоялось очередное общее собрание Российской академии наук, которое происходит обычно два раза в год. Это такие, достаточно редкие и знаковые мероприятия. И надо с сожалением отметить, что никто из руководящих лиц ни из Государственной Думы, ни из Совета Федерации, ни из Правительства Российской Федерации, ни из Администрации Президента Российской Федерации не был в президиуме этого собрания. Хотя их роль была бы чрезвычайно значительной.

На этом собрании многократно говорилось о том, что сказал Президент США Б. Обама на заседании Национальной академии наук США и какие средства выделены американским правительством на развитие науки в этот кризисный период. Также неоднократно упоминалось, как Ху Цзиньтао, глава КНР, приходит на заседание академии и говорит: Мы вас будем слушать, мы вам будем помогать, а вы скажите нам, что нам делать .

Однако, все эти слова, примеры рационального подхода к науке были в значительной мере сказаны впустую, потому что они адресовались 1,5 тысячам российских ученых, но не доходят до Правительства и других ветвей власти Российской Федерации.

Мы не являемся носителями истины, безусловно, и ни у кого нет монополии на нее. Но в чем наше преимущество? В том, что мы не принимаем решений, и это действительно преимущество, потому что на нас не лежит такая ответственность, на нас не лежит каждодневное давление обстоятельств. Мы действительно анализируем эти решения, пытаемся предсказать их последствия, выразить свое отношение. Это другая ответственность и другое занятие.

Но ни одна из этих ветвей не лучше другой, они обе необходимы, и задача состоит в том, чтобы наладить взаимодействие между ними. Только тогда, когда мы сможем организовать реальное взаимодействие экономической науки, экономической политики и хозяйственной практики - как третьего звена, результирующего деятельность науки и политики, тогда мы сможем надеяться на то, что мы действительно вложили с вами вклад в создание новой и более эффективной экономики России.   


Зарипов Рушан
     Инвестиционный аналитик

 Во, нашлись виноватые в кризисе. Весь год очень многих, и меня в том числе, интересовал вопрос, на кого же свалят отечественные беды, тем более что изначально наша страна должна была оказаться "тихой гаванью" в бушующем мировом океане.

Но дело не в этом, а в том, что власть продемонстрировала свой низкий уровень подготовки к подобным явлениям и способность оперативно принимать взвешенные структурные решения. Да, предпринимались определенные шаги для вывода каких-то отдельных секторов из кризиса, но системным подходом такое "латание дыр" назвать нельзя. От кризиса пострадал практически весь цивилизованный мир, но вопрос в том, кто раньше сможет оправиться от него. Похоже, наша страна не окажется в лидерах. И это при том, что основой развития и роста любой экономики являются энергетические ресурсы, без которых в принципе невозможно ни развитие промышленности, ни обычная жизнедеятельность человека. На мой взгляд, основными нашими проблемами являются забюрократизированность в принятии решений на высшем уровне, что не позволяет своевременно реагировать на стремительно меняющиеся внешние условия, и уделение чрезмерно большого внимания внешнему миру, что не позволяет сконцентрироваться на внутренних проблемах. Очевидно, что спрогнозировать последствия кризиса практически невозможно, но вполне реально выстроить такую экономику, которая могла бы более мягко переносить внешнеэкономические проблемы. А при наличии огромных природных ресурсов это сделать еще проще. На федеральном уровне такие попытки видны, но непонятно, через какое время они будут доведены до местных чиновников. При этом жажда сиюминутной наживы некоторых лиц в управленческом механизме нашего государства, вероятно, превалирует над возможностью получить в будущем гораздо больше благ, в том числе для следующих поколений.

Так что получается, что "экономисты-теоретики" вряд ли могли бы что-либо сделать, даже если бы с точностью до доллара спрогнозировали падение цен на нефть.   


Варьяш Игорь Юрьевич
     Доктор экономических наук, профессор Финансовой академии при Правительстве РФ

 В Москве, на Воробьевых горах в здании библиотеки МГУ состоялся Первый экономический конгресс. Российские коллеги встретились с руководителями банков развития со всего мира. Акция была организована российским банком ВЭБ-Банк развития . В президиуме конгресса были Министр финансов А.Л.Кудрин, вице-премьер И.Шувалов и помошник Президента РФ А.Дворкович. Из уст первых двух руководителей правительства прозвучал упрек: не предупредили правительство о кризисе, и обвинение: не той наукой занимаются отечественные экономисты.

Для начала вспомним, что Бюро экономического анализа США - одна из наиболее аффилированных исследовательских правительственных структур в мире примерно за год предупреждала администрацию Президента США Дж.Буша (мл) о надвигающейся экономической рецессии. И что же? Никто даже не чихнул в их сторону. Что же говорить о России, где слышится лишь эхо экономической науки.

Российские генералы от экономики срочно собрались на консилиум. Шутка ли, в глазах иностранцев так опустить элиту российской общественной науки до уровня ответственных за экономическое ненастье. Да еще в преддверии подачи заявок на гранты. Добро бы правительство само готово было поддерживать бюджетными средствами жизнь ученых на уровне мировых стандартов. Так нет же! Не только не собираются догонять ведущие развитые страны в этом направлении, но пытаются оттяпать в пользу чиновников ранее переданное ученым имущество и угрожают снизить поголовье экономистов.

А по существу сказано, что со старой наукой вроде политэкономии нечего пытаться хабалить правительство, поскольку оно давно ориентируется на современную экономическую науку, развиваемую за рубежом. В этой оценке, к сожалению, больше правды, чем политической демагогии. Правительство как бы не склонно обманывать своих зарубежных партнеров, мол, соображайте, за что будете денежки платить. Эта позиция правительства представляется в высшей степени уязвимой.

Давно пора понять, что сделанное на коленке за три копейки открытие никогда не будет востребовано в мире. Там будут опираться на приращение знания, полученного на основе адекватно финансируемых проектов, продвигаемого и дающего результат, имеющего рыночную стоимостную оценку. В отличие от научно-технической сферы современным российским экономистам по большому счету нечего предложить мировой науке. Придется спрятать в карман коммунистическое чванство (В.И.Ленин) и, засучив рукава, вместе с коллегами из-за рубежа разрабатывать становящиеся все более острыми проблемы поддержания экономического роста в условиях глобализации мирохозяйственных отношений. Собственно, это и происходит на отдельных участках российской экономической науки, в отдельные моменты времени, в отношении отдельных ученых. Но размаха мейнстрима в отечественной экономической науке это пока не приобрело.

Разговор чиновников с экономистами в России не одно десятилетие напоминает общение слепых с глухими. Вот и на Первом экономическом конгрессе опять были озвучены все те же вечные вопросы. Попытаемся ответить хотя бы на некоторые из них.

Самый главный вопрос чиновника: Как чиновники могут зарабатывать на преимуществах новой инновационной экономики? - вопрос министра финансов А.Л.Кудрина. Ответ очень простой: на новой экономике заработают новые чиновники.

Р.Гринберг: Неужели в России инновации обеспечиваются только авторитарным режимом? Ответ: инновации обеспечиваются колоссальными вложениями в интеллектуальный капитал и его применение. Любой политический режим является необходимым, но недостаточным условием приумножения интеллектуальных ресурсов.

Н.Шмелев: Монополии привыкли получать норму прибыли от 500 до 1000 процентов и не откажутся от них. Ответ: Откажутся, если прикажут. Это же Россия!

И.Юргенс: На страже интересов естественных монополий, энергетического, аграрного, оборонно-военного комплексов стоят мощные охранители . Ответ: Охранителей и надо заставить охранять - обеспечивать применение интеллектуальных ресурсов.

Если нельзя успешно бороться против возникшего общественного движения, то следует возглавить его. Интеллигенции надо пообещать хотя бы славу, если не деньги, поскольку интеллектуальную собственность чиновники будут в неизмеримо больших масштабах, чем сегодня, разворовывать и гнобить. Движение за гиперприбыль надо возглавить: сделать это можно, лишь пообещав, что народу будет доставаться в итоге больше косточек, чем раньше. В обществе потребления нищая интеллигенция станет еще более социально взрывоопасной. Придется все больше тратиться на защиту от нее, и стоимость этой защиты может в конце концов съесть даже гиперприбыли. А когда ее не останется, караул устанет .  


Колташов Василий
     Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений

 Более чем удивительно слышать об экономистах проспавших кризис от российского министра финансов. Разумеется, официальная либеральная теория прозевала кризис, но практики из числа государственных сановников спали ничуть не слаще. Накануне кризисной грозы они отчаянно затыкали рот тем немногим, кто предвидел события.

Как должно быть организовано конструктивное взаимодействие органов государственной власти и научно-экспертного сообщества?

На сегодня для властей конструктивное сотрудничество с понимающими ситуацию экономистами сводится к формуле: молчите о том, что основные экономические трудности впереди. Ни слова о том, как все обстоит на самом деле! Не удивительно, что те, кто сотрудничают с властью на поприще экономической аналитики так и поступают. Вместе с тем в науке поддерживаются невежественные представители неолиберальной школы, прозевавшие кризис не сознательно, но добросовестно. Они попросту вообразить себе такого не могли.

Можно ли будет не проспать следующий кризис?

Крепкий сон накануне больших хозяйственных потрясений не всегда полезен для власти. Изменения в экономике изменяют и политику - это закон истории. Он еще проявится. Не исключено, что следующий кризис Россия будет встречать совсем с другим правительством.   


Аганбегян Абел Гезевич
     Заведующий кафедрой экономической теории и политики Академии народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации, академик РАН, член Научно-экспертного совета по антикризисной политике Аналитического управления Аппарата Государственной Думы
 
  О взаимодействии научно-экспертного сообщества и власти
(из выступления на заседании Научно-экспертного совета по антикризисной политике 27 мая 2009 года)

 По поводу взаимодействия научного и экспертного сообщества с властью хотел бы отметить следующее. В действительности, любая власть поступает так, как она считает нужным, а не как ей советуют ученые или эксперты. Потому что именно власть принимает решения, которые влияют на состояние общества, в частности, экономики, и отвечает в полной мере за реализацию, последствия принимаемых решений.

Но такое взаимодействие необходимо по ряду причин. Во-первых, капля камень долбит . И, во-вторых, идея становится материальной силой, если она овладевает массами . И в-третьих, нужно высказываться, хотя бы для того, чтобы совесть была чиста, чтобы не упрекать себя в том, что мог что-то подсказать, но из-за того, что думал, что все равно не послушают, промолчал. Поэтому с властью надо работать, во власти вполне разумные люди, которые меняются и способны изменять свою первоначальную точку зрения.

Так, если посмотреть на антикризисную программу, составленную в апреле текущего года, то там на малый бизнес выделяется кредит в размере 10,5 миллиардов рублей. А сейчас уже выделено 3 миллиарда евро, на эти цели отдельно выделяется 100-миллиардный кредит, Правительство Российской Федерации договаривается с Европейским банком на получение 1 миллиарда долларов на малый бизнес. Совершенно неожиданно повышается предельный размер доходов для применения упрощенной системы налогообложения с 30 до 60 миллионов рублей. Хорошо бы сдвинуть еще, но и до 60 миллионов рублей - это колоссальный шаг. С 1 января этого года в три раза снижать ставку налога по упрощенке - с 15 до 5 процентов, что особенно важно для компаний, работающих в области наукоемких технологий. Другой пример: жилищное строительство и ипотека - как резерв выхода из кризиса. Государство накопило 500 миллиардов рублей и сейчас пытается сдвинуть с места ипотеку и строительство экономного жилья.

Конечно, это далеко не все. Надо принимать и другие решения. Но это совершенно иное, чем было раньше. Поэтому было бы неправильно утверждать, что представители власти вообще не слушают ученых и экспертов, ничего не делают. Они постепенно эволюционируют, пытаясь что-то для себя уяснить, ожидают от нас реальных предложений. И в Комиссии по повышению устойчивости развития российской экономики во главе с первым вице-премьером Правительства Российской Федерации И.И. Шуваловым, и в Министерстве экономического развития, возглавляемом Э.С. Набиуллиной. Поэтому надо стараться им помогать.

Высказанная ранее В.А. Гамзой критика по поводу проводимой экономической - бюджетной, денежно-кредитной политики вполне справедлива. Можно было бы добавить еще более острой критики. Но мы не должны этим ограничиваться и говорить, что все, что сейчас делается в стране - это безобразие. Надо сосредоточиться на предложениях, их обосновать, попытаться подсказать что-то толковое...

Нужно советовать руководителям, в данном случае - руководству Государственной Думы, быть предельно осторожными в прогнозах. Зачем И.И. Шувалов сказал, что дно кризиса уже пройдено? Зачем Центральный банк все время дает какие-то прогнозы? Зачем Министр здравоохранения и социального развития говорит, что безработица будет составлять 5 миллионов человек? Проходит месяц, она говорит: будет 6 миллионов. Проходит еще месяц, она говорит: 7 миллионов безработных. Сейчас она говорит: их уже будет 8 миллионов. Зачем это все? Когда никто не знает определенно, что будет дальше - хуже, лучше. Зачем заниматься шапкозакидательством ? И все это, начиная с известного высказывания А.Л. Кудрина о том, что Россия - единственный островок стабильности в мире . И это в условиях, когда кризис в мире был в разгаре. Зачем говорить о том, что мы единственные, которые готовы помочь всему миру, что у нас есть огромные финансовые резервы, когда половины этих резервов уже нет?

Нужно быть более сдержанным. Во всяком случае, руководству Государственной Думы, которое является законодательной властью. Не надо философствовать и верить отдельным досужим прогнозам. Ученый может высказать свое мнение, говорить о том, что дно кризиса пройдено. Он за это не несет политической ответственности. Но, если это делает политический деятель, значит он знает, он же владеет всей информацией...   


Осин Александр
     Главный экономист УК Финам Менеджмент

 На мой взгляд, до тех пор пока функции планирования и управления в экономике будут оставаться на низком уровне, представители правительства и научных кругов будут продолжать время от времени искать правых и виноватых в очередном экономическом кризисе. Собственно, рыночная экономика тем и отличается от плановой, что предполагает сравнительно высокие темпы роста при сравнительно высоком уровне макроэкономических рисков. Стратегия свободного рынка, экономики, развитие которой базировалось на росте финансового и потребительского сектора, увеличении долговой нагрузки на бизнес и финансовый сегмент при сохранении сравнительно низких темпов роста инвестиций, прежде всего, связанных с повышением производительности труда, была изначально предрасположена к достаточно резкому спаду. Многие ученые говорили об этом, но государство к ним особо не прислушивалось.

Как должно быть организовано конструктивное взаимодействие органов государственной власти и научно-экспертного сообщества? Можно ли будет в этом случае "не проспать" следующий кризис?

В данном случае не столь важен уровень взаимодействия представителей науки и исполнительной, законодательной власти, сколько сама концепция развития экономики, предполагающая, в частности, больший контроль за расходами, инвестициями частных компаний, а также за динамикой объема заимствований. Конечно, необходимо формирование системы мониторинга состояния экономики, долгосрочных опережающих индикаторов, которая должна разрабатываться вместе с учеными. Правда, каких-то гарантий избежания кризисов это все равно не дает, но все-таки риски снижаются.   


Абрамов Александр Евгеньевич
     Профессор ГУ-ВШЭ

 Боюсь, что само по себе взаимодействие нынешнего Правительства и научно-экспертного сообщества никак не поможет решению проблемы предвидения кризисов. Это убедительно показывает история нашей страны, начиная с 1960-х годов.

Но даже в идеальной ситуации кризисы обязательно будут приходить неожиданно. Пытаться избежать этого - это просто гносеологическая ошибка, игнорирующая то, что реальные экономические процессы глубже нашего познания, а человек слаб из-за объективных психологических предрасположенностей. Алексею Леонидовичу посоветовал бы почитать книгу Н.Талеба "Черный Лебедь", которая помогает лучше понять роль случайности в нашей жизни.

Но важно также не помогать наступлению кризисов. Осмелюсь предположить, что большая часть научного сообщества, например, сейчас уверена, что как и в тучные годы, нынешнее правительство продолжает путь в неверном направлении. Бизнес среда в стране становится все хуже, государственные средства тратятся все более неэффективно, ключевые решения принимаются непрозрачно, мы все сильнее погружаемся в сырьевую зависимость. К следующему кризису мы идем бодро и совершенно осознанно. Но как остановить целеустремленных впереди идущих? Советы здесь бессильны, нужна политическая конкуренция, гражданский контроль и другие подобные очевидные вещи.